Главные события дня19.02.14 11:06

Уголовные дела – итог проваленных реформ?

Задай сегодня в Мурманске какому-нибудь опытному журналисту или представителю бизнес-сообщества вопрос, кто такой Алексей Викторович Преснов, и сразу же получишь ответ: экс-генеральный директор ООО «КРЭС-Альянс», компании, занимавшейся консалтингом в электроэнергетике и вопросами стратегического управления двух ведущих поставщиков электроэнергии в Мурманской области - ОАО «Колэнергосбыт» и ООО «КРЭС», в которых он был председателем совета директоров; экс-советник губернатора Мурманской области в вопросах энергетики. Он серьёзно занимался вопросами реформирования региональной энергетики, активно пропагандировал внедрение в энергетику рыночных отношений, человек с активной жизненной позицией. Был он и председателем редакционного совета газеты «Полярная правда» и бизнес-портала «Nord-news.ru».

Алексей Преснов запомнился журналистам и как грамотный, уверенный в себе топ-менеджер крупной компании, часто спорящий, вразумляющий и продвигающий свои бизнес-идеи. Потом был арест…

Редакция  решила найти Алексея Викторовича, узнать у него, чем он сейчас занимается, все ли проблемы с законом улажены.

- После того как я подвергся совершенно необоснованному уголовному преследованию в октябре 2012 года, я вынужден был уволиться, покинул область и сейчас живу в Москве. Занимаюсь консалтинговой деятельностью в сфере энергетики и ЖКХ. Пишу статьи на профессиональные темы.

Сейчас такое время в отрасли, да и в целом в стране, что многие люди с моей квалификацией не очень востребованы. Тем более если у вас ещё имеется уголовное дело в «Интернет­резюме». Каждому не объяснишь весь маразм предъявленных мне совершенно абсурдных претензий.

Я по­прежнему подозреваемый ­ фигурант уголовного дела «о миллиарде», возбуждённого ещё летом 2012 года. Следствие так и не смогло за более чем полтора года представить в обоснование своей версии хоть какие­либо доказательства. Нет ни­че­го. Есть просто выдуманная от начала до конца история, основанная на непрофессиональной, а местами абсурдной трактовке принципов ценообразования на рынке электроэнергии и мощности. Она выдумана одним московским «товарищем» ­ «автором сценария» этого уголовного дела, мнящим себя в правоохранительных органах неким «экспертом» в электроэнергетике, хотя таковым он, конечно, не является. Он, кстати, подобных дел по стране по этому «сценарию» после нас «навозбуждал» ещё несколько штук, но и там такой же пшик на выходе. Сценарий абсолютно «никакой». При внимательном прочтении фабулы уголовного дела становится ясно, что в ней путаница понятий и подтасовка фактов, видная даже неспециалистам. Я уж не говорю о всяких откровенных ляпах в деле, как, например, речь идёт о тарифных заявках «Колэнергосбыта» в мае 2007 года, когда он принадлежал РАО ЕЭС и мы с ним жёстко воевали, будучи в «КРЭСе», и, понятно, не могли иметь к формированию тарифов никакого отношения.

Но при этом на базе этих голословных и бредовых аргументов у меня с октября 2012 года арестованы в банке денежные средства, заработанные за всю мою карьеру. Следователь, которому дело передали в начале 2013 года, в течение нескольких последних месяцев пытался провести экспертизу по сути предъявляемых мне претензий, но почему­то вместо солидной экспертной организации настаивал на абсолютно безвестной фирме с признаками однодневки, расположенной под мостом, в тупике вокзала, в которой нет ни одного сотрудника, а «эксперта», такого же безвестного, она нанимала с улицы. Понятно, что нас такие «эксперты» из подворотни не устроили, как и вопросы, которые были сформулированы для «экспертизы».

Я сам занимаюсь экспертной работой, знаю и названия профессиональных компаний в этой сфере, и многих экспертов или лично, или заочно. Они есть, и к ним можно обратиться. Достаточно загуглить несколько слов по этой теме. Но следствие упорно не хочет. Всё это выглядит для меня по меньшей мере странно и, честно говоря, является, по моему мнению, издевательством над здравым смыслом, не имеющим никакого отношения к правосудию.

Сейчас мы со следствием в судах участвуем в процедуре по оспариванию его постановлений по экспертизе. В процессе разбирательства выяснилось, что за «экспертной» фирмой­однодневкой стоит все тот же «автор сценария» уголовного дела. Между тем в декабре 2013 года моя защита представила следствию обоснованное мнение заместителя руководителя Федеральной службы по тарифам по принципиальным вопросам, изложенным в фабуле уголовного дела, которое однозначно говорит о том, что версия следствия основана на полном непонимании механизмов ценообразования на рынке электроэнергии и мощности. В кулуарах, насколько мне известно, следователь с этим согласен, и поскольку не он это дело возбуждал, он имеет на это право. Мы потребовали прекращения дела, но пока следователь нам отказывает, пишет, что проводит какое­то дополнительное изучение вопроса. Надеемся, что к концу марта, когда с начала следствия истечёт 22 месяца, закончит.

- От сумы и тюрьмы не зарекайся, говорят в России. Неужели только таким способом будут решаться все политические и экономические споры сейчас и впредь?

- Правоохранительные органы нужны, и они должны работать, в том числе и в экономической сфере. При этом, на мой взгляд, они должны делать свою работу спокойно, без излишнего пиара, без шума, добросовестно и беспристрастно, я бы сказал, аккуратно, чтобы не «пугать» предпринимательство. Потому что это тонкая сфера ­ экономика, капитал, инвестиции, она не любит шума и резких движений. Пока этого у нас, по моему мнению, основанному на личном опыте, нет. И даже там, где есть реальное преступление и реальное дело, при таком подходе действия правоохранителей в результате вызывают сомнение. Если следствие вправе обнародовать свои версии и умозаключения, точно таким же правом должны обладать и те, кто подвергается уголовному преследованию. А власть должна уметь комментировать действия следствия в отношении публичных людей, особенно если оно «выходит за рамки». Это не означает вмешательства ­ это означает то, что власть и общество следят за тем, как проводятся расследования, они подконтрольны. В конце концов, следственные органы ­ тоже власть, все это знают и понимают. И их работа, так или иначе, обсуждается, но не публично, а в кулуарах. А когда никто ничего не комментирует публично (потому что себе дороже, вспомните Суркова), мы имеем то, что имеем. Годами ведутся дела, которых на самом деле и не должно было быть. В целом, если мы не прекратим решать свои проблемы экономические, политические и прочие исключительно путём возбуждения уголовных дел, у нас ничего никогда не будет.

В этой связи я не поддерживаю тенденцию, наблюдающуюся в последнее время на рынке ЖКХ и энергетики, когда участники рынка вместо того, чтобы решать вопросы в гражданских судах, менять нерабочее законодательство, чуть что ­ бегут с заявлением в правоохранительные органы. Вот Мурманская ТЭЦ бегала­бегала по этой дорожке, а потом быстрее добежали их оппоненты, и моего хорошего знакомого, абсолютно честного человека, директора по сбыту Мурманской ТЭЦ Александра Парского взяли и закрыли на 48 часов по абсурдным подозрениям. Такая же картина наблюдается и на федеральном рынке ­ компании­генераторы пишут на сбыты, сбыты ­ на управляющие компании, а «Газпром» на всех. В моем деле ведь тоже есть абсурдное заявление от МРСК Северо­Запада. Откуда оно взялось? Попросили. Пора остановиться, люди! Неужели вас ничему не научил опыт нашей страны в ХХ веке? Тогда ведь тоже вначале «просили» написать куда надо, а потом это вошло в привычку.

- Алексей Викторович, в последнее время Мурманскую область сотрясают скандалы, по которым обвиняются в хищении крупных денежных средств довольно знаковые фигуры в регионе. Вы можете дать личную оценку этим явлениям?

- Моя личная оценка будет предвзятой, как, впрочем, и книга «КРЭС. Предвзятые записки». Скандалы в Мурманской области, на мой взгляд, в значительной степени связаны с общей обстановкой в стране. Прошло более 10 лет с тех пор как нынешняя власть начала в стране в целом, и в Мурманской области в том числе, сложные социально­экономические и административные реформы по всем направлениям ­ начиная с местного самоуправления и заканчивая тем, что мне ближе, ­ реформами ЖКХ и электроэнергетики. И можно уже подводить итоги ­ к сожалению, грустные: почти все реформы или полностью провалены, или оказались половинчатыми и в подавляющем большинстве случаев не достигли своих целей. Люди ничего не получили из того, что ожидали от реформ, а в основном они почувствовали отрицательный эффект. Во многих случаях они так и не поняли, зачем вообще эти изменения в их жизни были инициированы. Или поняли однозначно негативно ­ для «обогащения одних за счёт других». Особенно чувствительны для людей стали реформы в ЖКХ и тесно связанная с ними реформа электроэнергетики в части стоимости электроэнергии. Власть в широком смысле потерпела неудачу в этих реформах на старте ­ не смогла и по­прежнему не может объяснить людям, зачем и почему они проводятся. Власть вообще, на мой взгляд, так и не научилась до сих пор разговаривать с народом, как с гражданами, а не безликим населением, интересы которого она якобы блюдёт. Это хорошо видно по последним обсуждениям таких новаций, как, например, соцнормы на электроэнергию. Никто так и не объяснил внятно, для чего и почему это нужно. Но все эти незавершённые или проваленные реформы делать рано или поздно придётся. Они ведь не выдуманы кем­то ­ они назрели, прежде всего, с экономической точки зрения. Власть это знает, поэтому у неё нет в этом смысле пути назад.

В таких условиях нарастающего недовольства, разочарований, с одной стороны, и необходимости продолжать идти по этой опасной колее ­ с другой, нужны виноватые в неудачах и, соответственно, традиционные для нас уголовные дела. И, желательно, резонансные. Поэтому они и появились. В значительной мере они выполняют функцию «громоотвода» или «крышки на кипящем котле», которую время от времени надо приподнимать. Это вовсе не значит, что нет вообще реальных оснований для тех или иных действий правоохранительных органов, нет реальных правонарушений и, возможно, преступлений. Но то, как это делается ­ со скандалами и медиаатаками на публичных персон, озвучиванием наперегонки умопомрачительных сумм хищений, при том что нет ещё никаких доказанных фактов (а если бы они были, то это просто подорвало бы напрочь экономику «пострадавших», и они бы стали банкротами), ­ это как раз технология «крышки на котле». При этом часто за этими скандалами ­ столь же громогласными, сколь и голословными публичными обвинениями, ещё не доказанными, но уже подрывающими репутацию конкретных людей (а если они из власти, то и власти в целом, независимо от того, кто какую сторону занимает, ­ здесь Шамбир прав), стоят конкретные интересы. То есть общий фон недовольства результатами реформ и даже конкретные факты, вызывающие какие­то сомнения и вопросы, позволяют раскручивать скандалы и «решать» те или иные «политические» задачи. Зачастую эти «игры» затрагивают людей, не имеющих никакого отношения к «околополитическим» разборкам. Лес рубят ­ щепки летят. Этот принцип у нас по­прежнему в ходу, человеческая репутация ­ ничто. Я это знаю по своему опыту и пишу об этом в своей книге.

В Мурманской области всё это происходит на фоне общего стремительного ухудшения экономической ситуации за последние 10 лет. Всё, что было её преимуществами раньше, ­ утеряно и растрачено, а нового ничего не создано. Про конкретных персоналий говорить не буду. Моя сугубо предвзятая оценка их действий и поступков выражена через моё отношение к ним в моей книге.

- Создаётся впечатление, что непродуманные реформы, запускаемые в разных отраслях экономики страны, способствуют таким явлениям ­ что при реформировании энергетики, что при реформировании ЖКХ.

- Вы правы. Неудачные реформы ­ фон и питательная среда этих явлений.

- Не кажется ли вам, что в настоящее время правовое поле России таково, что преступником может стать каждый, кто хоть как­то связан с денежными потоками? Моральные критерии в государстве размыты, а правовые рамки противоречивы.

- Согласен с вами. Я вообще не очень понимаю, кто сейчас идёт во власть, особенно в муниципальную, каковы их устремления и мотивы? Потому что, если ты честный и порядочный человек, если ты не знаешь «обходных путей» и не умеешь решать вопросы «под ковром», то ты ничего не сможешь добиться. А если умеешь, то с большой вероятностью рано или поздно к тебе придут. Впрочем, в первом случае тоже, скорее всего, придут ­ об этом говорит статистика уголовных дел. Это же относится вообще к экономике, так или иначе связанной с бюджетом, а таковой у нас за последние 10 лет стало в разы больше. Сейчас вот говорят ­ кризис, стагнация, экономика застыла, при том что объективно у нас всё не так и плохо ­ положительное сальдо торгового баланса, практически нулевой дефицит бюджета, низкая безработица. А главная причина, на мой взгляд, как раз в этом ­ работать с окологосударственными денежными потоками, с бюджетом или в бизнесе, связанном с социальной сферой, стало опасно для жизни и здоровья. Вернее, для свободы. Лучше вообще ничего не делать. Погоду и бизнес­климат в стране делают не предприимчивые в хорошем смысле чиновники и предприниматели, а правоохранительные органы. В последние несколько месяцев в этом смысле какие­то улучшения наблюдаются, но не те, чтобы можно было сказать ­ наступил перелом.

- В своей книге «КРЭС. Предвзятые записки» вы описываете становление бизнеса господина Шубина. Какое место в его разносторонних бизнес­структурах занимал Василий Шамбир?

- Василию Николаевичу я в книге уделяю совсем немного внимания, поскольку мало с ним общался, а он не принимал участия в описываемых мною событиях, в частности в становлении «КРЭС». Он был директором «КОМЗа» с 2003 года, когда завод входил в группу компаний, контролируемую банком «Таврический». Геннадий Шубин был одним из акционеров банка. Позже при выходе из акционеров и «разделе имущества» «КОМЗ» попал в зону интересов Шубина.

Шамбир остался там директором. Он пытался реализовать свой план по развитию завода, но он оказался неудачным. На мой взгляд, план был невыполнимым с самого начала ­ построить в Заполярье машиностроительный завод полного цикла, от литья до выпуска высокотехнологичных деталей, ­ утопия. Здесь нет ни сбыта, ни квалифицированных и одновременно недорогих кадров, ни денег на масштабные реконструкции. Наконец, наша область никогда не была оплотом машиностроения ­ здесь нет отраслевых промышленных традиций, как, скажем, на Урале, в Центре России или в Новосибирске. План Шамбира провалился, и он ушёл в депутаты. С тех пор мы с ним практически не пересекались.

- Можно ли утверждать, что в 2009 году Геннадий Шубин поставил перед собой цель закрепления своих людей во властных структурах Мурманской области?

- Любой бизнес в любой стране (а тем более в нашей!) так или иначе стремится иметь во властных структурах лояльных себе людей. И я не вижу в этом ничего плохого или криминального. Другое дело, что обычно это реализуется через партии или общественные объединения, отстаивающие интересы этого бизнеса ­ малого, среднего, крупного. Но у нас есть специфика, у нас политическая инфраструктура, как и сама политическая жизнь, крайне специфичны, не очень пока развиты, мягко говоря, и поэтому отдельные бизнесмены пытались и пытаются продвигать во властные структуры своих «отдельных» людей. В 90­е годы прошлого века это было особенно заметно на уровне федеральной власти, а потом сместилось в регионы. В этом смысле Шубин дитя своего времени ­ конечно, в своём бизнесе, тесно связанном с социальными обязательствами и обязанностями власти, он стремился иметь в соответствующих структурах своих людей. Но что значит «своих»? Одно дело поддерживать их на выборах через какие­то законные процедуры, а другое дело заниматься тем, что называется коррупция ­ давать деньги чиновникам или депутатам за принятие тех или иных решений в свою пользу. К сожалению, у нас для этого по­прежнему очень широкое поле ­ экономика во многом регулируется вручную.

Я не знаю точно, какие задачи Шубин ставил или не ставил перед Шамбиром или ещё кем­то в 2009 году, но то, что он был заинтересован в лояльном отношении властных структур к своим бизнесам, это очевидно. Тем более что в 2009 году у нас была натуральная война с новым губернатором, и поддержка в различных эшелонах власти была вовсе не лишней. Была ли она у него на самом деле? Читайте книгу. Эти события там подробно описаны.

- В книге вы называете имена и фамилии известных в регионе публичных людей, значит ли это, что мосты сожжены? Не боитесь ли вы сведения счётов?

- Я называю их имена и фамилии в контексте описываемых событий, так как я это видел. Это моё мнение, я не судья, я никому его не навязываю. Я почти не даю каких­то жёстких оценок чьим­то поступкам и действиям. Я их описываю, оставляя право судить читателям. Если кому­то не понравится, что их упоминают в моём рассказе, это их дело. Мне тоже не всегда нравится, когда обо мне пишут и, главное, что. Никаких сенсационных разоблачений, жареных фактов или того, что представлялось бы вторжением в чью­то личную жизнь, в книге нет.

- Почему вы решились только теперь рассказать историю компании «КРЭС» и Геннадия Шубина?

- Эта книга, описывающая период с конца 90­х годов вплоть до моего ухода из «КРЭСа» в 2011 году, родилась как ответ на те чудовищные обвинения в отношении людей и компаний, с которыми я работал, озвученные в феврале прошлого года после задержания и ареста Шубина. Сотни людей, не самых плохих в Мурманской области, а в чём­то, я уверен, самых лучших, в одночасье оказались оболганы, смешаны с грязью, объявлены чуть ли не преступниками ­ этакими сообщниками и соучастниками «преступного сообщества», организованного Шубиным.

Мне было больно смотреть на излияния какого­то сотрудника правоохранительных органов на федеральном ТВ, который показывал на здание «КРЭСа» в центре Мурманска и говорил что­то о располагавшемся в нём «преступном гнезде». Стыдно и больно читать бред в Интернете на эту тему, в том числе о роли Шубина в строительстве «преступной коммунальной вертикально­интегрированной империи в энергетике и ЖКХ», бред о себе, о моих товарищах. Я почувствовал себя в долгу перед людьми, многих из которых я лично приглашал на работу, с которыми мы строили настоящие рыночные компании, которые верили в себя и в страну и думали, что они в качестве авангарда участвуют в реформе энергетики (а это именно так и было!). А оказалось, что они работали на махрового жулика, а сами все были чуть ли не его пособниками. В долгу и перед собой, и моими знакомыми, прежде всего в родном для меня Мурманске, где многие из них хорошо знали и мою семью ­ уважаемых в городе и области людей. Они, конечно, не поверили в эту чушь, распространяемую в отношении меня, но хотели бы вообще­то знать правду о том, как это было на самом деле.

Я ушёл из компании в октябре 2011 года, со мной и вскоре после меня ушли некоторые ключевые сотрудники, но большинство осталось, потому что для нас это был проект, который не сложился до конца из­за нарастающих фундаментальных противоречий с Шубиным, а для них это была работа. Я был в долгу перед ними, их семьями и знакомыми и решил, что должен рассказать, как это было на самом деле. Кроме того, я должен был рассказать это и для всего сообщества энергетиков, прошедших через горнило реформы, потому что это касается и их. Это вообще касается всех, кто думает о том, почему у нас буксуют важнейшие реформы и не приживается частный бизнес.

Почему спустя 20 с лишним лет мы все ещё в общественном сознании там ­ в махровой советской действительности, а иногда и ещё дальше. Потому, что, только ответив честно на эти вопросы, мы, наконец, сможем двигаться вперёд, прежде всего, в экономическом плане, и не только за счёт роста цен на энергоносители. Как страна, как нация, как регион. То, что сегодня происходит с нашей экономикой, ­ это следствия, в том числе и истории взлёта и падения «КРЭС», её интерпретации в обществе, как и многих других аналогичных историй.

Что касается сроков публикации книги, я не мог это делать до окончания следствия по Шубину. Не потому, что я там сообщаю что­то такое, что никому не известно, а потому, что я описываю там факты и события, ставшие предметом следствия. Сейчас следствие, насколько я знаю, окончено, и скоро дело будет передано в суд. Поэтому можно будет публиковать книгу.

- Она будет называться, как вы уже сказали, «КРЭС. Предвзятые записки»?

­ Я рассматривал вначале как раз более длинный вариант ­ «КРЭС. Предвзятые записки о том, как это было на самом деле». Но остановился на коротком.

- Где и как можно почитать ваши мемуары?

- Надеюсь, что отрывки из книги будут печататься на вашем сайте… Думаю, что с мая, может быть июня, будет доступна и полная версия, которую можно будет приобрести на сайте Digisell.ru ­ в торговой площадке Plati.ru.

Сейчас я заканчиваю финальное редактирование и завершаю техническую работу по размещению книги. Я думаю, что будет ещё один вариант издания для скачивания, более дешёвый, чем в Plati.ru, но, правда, там нужно будет иметь веб­кошелёк.

Книга рассчитана на широкий круг читателей, тех, кто умеет думать и задумывается над волнующими общество вопросами. Интересна она будет и профессионалам ­ отдельные главы довольно глубоко исследуют проблемы становления рынков электроэнергии и ЖКХ. Она будет доступна только в электронной версии, публиковать её печатный вариант я не планирую.

Комментарии

Размещается только после ознакомления сотрудником редакции.
№ 121.02.14 15:05 - СпартакОчень хорошее интервью по сложной и противоречивой теме. Полностью согласен с оценками господина Преснова. Явления захвата силовиками бизнеса стали сутью российской экономики, и это приведёт к её краху. Можно говорить, что уже привели.
Придётся дождаться естественного разложения этого силового монстра. Это произойдёт обязательно, а вот что на его развалинах появиться, тоже не знаю...
-

Новости муниципалитетов

-Нам интересно Ваше мнение
21.05.18: Новое правительство России, сформированное 18 мая, соберется на своё первое заседание 22 мая. Каких решений вы ожидаете от наших рулевых экономики страны?Проголосовало: 144 человека
-

Последние комментарии

Юляша Буракаша из Простоквашино.
23.05.18 17:00
Блогер Варламов показал, какова РЕАЛЬНАЯ ситуация в городе. Факт! Но л****ые местные СМИ (ГТРК МУРМАН) этого якобы не замечают. * - купюры внесла редакция.
Юрий
23.05.18 11:49
Вызывает сожаление использование в качестве "эксперта" человека, который говорит, а вдруг на борту дизель-электрической подводной лодки будет ядерная энергетическая установка. Заявления вначале о том,
Сергей
23.05.18 02:01
ладно тут из мухи слона делать, у кого не спроси , что в вагончике людей, что просто рыбаков, все говорят ничего, пусто, только на третий или 4 день слух пошёл что кто то что то поймал
-

Календарь

ПнВтСрЧтПтСбВс
3012345678910111213141516171819202122232425262728293031123
-Скоро в эфире13:00«Открытая студия». Тематическая программа (12+)13:30«Хорошие новости». Информационная программа13:55Мультфильмы (0+)
-

Погода

-

Наш регион-51