Аналитика (18+)05.10.20 10:45

Образ Арктики не должен быть фейком, это должно стать реальностью

О главных арктических вызовах, шельфовых проектах, Севморпути и роли Мурманска и Петербурга в освоении Севера – об этом в интервью «GoArctic» рассказал доктор экономических наук, профессор Высшей школы управления и бизнеса Санкт-Петербургского политехнического университета Петра Великого Алексей Фадеев.

— Каковы сегодня топ-3 проблемы развития российской Арктики?

— Если мы говорим о работе на шельфе, основной проблемой является технологическая обеспеченность проектов по геологоразведке и добыче сырья. Второе – обеспечение экологической и промышленной безопасности при реализации проектов. Третий вызов – кадры, недостаток людей, которые готовы приехать работать в Артике.

— Недостаточная технологическая обеспеченность – это чисто российская проблема?

— Нет, технологий нет не только у России, их, на самом деле, нет нигде. Некоторые специалисты говорят, что санкции мешают трансферу технологий в Арктике, но это не так. На общем фоне мы (Россия – прим.), без преувеличения, являемся носителями уникальных компетенций. При всем моем уважении к норвежскому опыту, у них нет льда на шельфе, там у них иные условия работы по добыче. Наши месторождения, которые приходится осваивать, часто скрыты паковым льдом в течение длительного времени в году, удалены от берега на сотни, иногда тысячи километров. Здесь нужны особые технологии.

— На данный момент продвигается идея о том, чтобы на российском шельфе получали право работать новые компании, в том числе иностранные. Насколько это необходимо, какие возможности и риски это открывает?

— Привлечение двух-трёх-четырёх компаний на сложное месторождение позволяет привлечь лучшие мировые практики, минимизировать риски, снизить затраты. Говоря о нашей стране, я считаю, что допуск частных компаний – это, скорее, позитивный тренд. Конечно, нельзя допускать экспериментов в Арктике, нельзя поручать разработку месторождений компаниям, которые это делают впервые.

Если смотреть на зарубежный опыт, то, например, в Норвегии, компании, работающие на шельфе, обязаны создавать альянсы, причём с сохранением лидирующей доли контрольного пакета за национальной компанией. Возможно, эта схема окажется удобной и для нас.

— А насколько сегодня рентабельна добыча сырья на шельфе в Арктике?

— Ответить на этот вопрос однозначно невозможно, потому что в различных акваториях Арктики ситуация складывается по-разному. Если мы говорим про шельф Баренцево-Печорского моря, который находится под частичным воздействием Гольфстрима, то здесь себестоимость барреля нефти будет одна. Если мы посмотрим на Восточную Арктику, например, на участки в районе Чукотки, где межледовый период составляет один-два месяца в году, то в этой акватории себестоимость барреля будет совсем другая.

— Есть ли гарантия, что мы пойдём по пути наращивания экономической эффективности шельфовых проектов в дальнейшем? Не раз отмечалось, что выгода от новых проектов, которые будут запущены в Арктике через 10 лет, не очевидна.

— Конечно, гарантий таких никто не может давать, здесь нужно понимать, что необходим тщательный подход к экономической оценке проектов. Несмотря на мой почти всегда позитивный взгляд в отношении развития шельфовых проектов в Арктике, я уверен, что нам нужно подходить ко всем проектам очень взвешенно и разумно. В Арктике наблюдается значительное количество неопределенностей, которые позволяют формировать различные сценарии в рамках одной стратегии освоения. Но стратегии, которые позволяют учитывать множество факторов, оценивать риски, существуют. Взвешенная оценка проектов на этапе стратегического планирования позволит нам избежать ошибок.

В вопросах развития Арктики не всё должно упираться только в деньги, потому что Арктика – это стратегический регион для России. В этом и заключается отличительная особенность государств, мыслящих на перспективу, – способность уходить от местечковых интересов и уметь мыслить глобально. Российский император Николай II, не имея бизнес-плана, проложил 1400 км железной дороги в Арктику и в 1916 основал город Мурманск. А ведь в то время он не понимал, когда ему вернутся затраты на вложенный капитал, он просто мыслил погосударственному, осознавая, что нашей стране нужен форпост в Арктике. Но, безусловно, к деньгам государства надо тоже относиться рачительно. И поэтому в освоении Арктики так важен стратегический подход.

— Если говорить о второй проблеме – обеспечении экологической и промышленной безопасности при реализации проектов, – какие действия для её решения необходимы?

— Это продолжение технологического вызова, потому что обеспечение безопасности сопряжено с наличием эффективно работающих технологий, которые позволяют исключить риски. А риски сегодня, безусловно, существуют, и ситуация, связанная с норильскими событиями, это подтверждает. Если подобная катастрофа случится во льдах, мы рискуем повлиять на экосистему Земли в целом.

Но кроме разливов нефти и влияния на экосистему, нам важно сохранить также жизнь и здоровье людей. Как показывает статистика, наибольшее количество инцидентов с летальным исходом происходит не во время непосредственной добычи углеводородов, а при транспортно-логистических операциях, при доставке людей на объекты добычи. Это о многом говорит. Регион должен быть обеспечен суперсовременными вертолётами, судами обеспечения, спецтранспортом. Кроме того, экипажи, которые управляют такой техникой, должны быть соответствующим образом подготовлены. Ведь одно дело летать над тайгой, пусть даже в зимнее время, а другое дело – управлять вертолетом над бурлящим северным морем в полярную ночь.

— Является ли решением в вопросе подготовки кадров, в том числе для транспортной отрасли, сотрудничество университетов с компаниями, работающими в Арктике?

— Да, такая практика есть, но этот вопрос не решающий. Сейчас существует ряд примеров эффективного сотрудничества вузов с энергетическими компаниями. В качестве примера приведу Мурманский государственный технический университет, имеющий сегодня целый ряд соглашений с операторами арктических проектов о профессиональной подготовке специалистов для реального сектора экономики региона. И такие совместные образовательные программы демонстрируют высокую эффективность. Но всё же, подготовка кадров – это не задача компаний, это задача государства. Задача компаний – реализация проектов, создание рабочих мест.

— То есть, Арктика все же сначала про проекты, а потом уже про жизнь?

— Это взаимосвязанные процессы. Помните притчу про удочку и рыбу? Так вот, арктическим регионам государство должно подарить удочку, при помощи которой они рыбу эту будут ловить. Нужно создавать рабочие места, чтобы людям было ради чего ехать в Арктику, оставаться там. Все задатки для этого есть – в Арктике сосредоточена колоссальная ресурсная база, принят закон об Арктической зоне, выделены якорные проекты, создана первая в Арктике территория опережающего развития, постоянно совершенствуются налоговые льготы и стимулы для работающих в Арктике компаний. Есть проекты – есть рабочие места, есть приток квалифицированного персонала. Я считаю, что проекты первичны. Люди не поедут туда, где нет работы. В советские годы очень много людей приезжали в Мурманск, со всей страны. Никого не нужно было заставлять туда ехать, потому что Мурманск был рыбной столицей, и там можно было хорошо зарабатывать, обеспечить семью.

Но также не стоит забывать о следующем: чтобы побудить людей ехать в Арктику, помимо реализации проектов, нужна, конечно, и существенная работа в информационном пространстве, в медийной среде. Нам нужно формировать правильный образ покорителя Арктики. Однако такой образ не должен быть фейком, это должно стать реальностью.

— При обсуждении вопроса обеспечения Арктики квалифицированными кадрами и в целом развития Севера все чаще упоминается Петербург. Насколько этот город действительно может всему этому способствовать?

— Роль Петербурга в освоении Арктики трудно переоценить. Хотя город и формально не входит в Арктическую зону РФ, но по праву может и должен играть ключевую роль в развитии этого региона. Это безусловный экономический, промышленный и образовательный центр развития северных территорий нашей страны. А мультипликативный эффект от реализации проектов в Арктике коснется практически всех регионов нашей страны.

— Все арктические проекты так или иначе идут в тесной связке с вопросами инфраструктуры. На ваш взгляд, имеет ли Северный морской путь шансы в скором времени стать международным транспортным маршрутом?

— Северный морской путь, в первую очередь, имеет все шансы стать российской магистралью. Только после налаживания работы СМП как российской магистрали можно будет договариваться о транзите грузов по нему. Для нормальной эксплуатации СМП для начала следует решить целый ряд вопросов. Необходимы единая система управления, контроль ледовой проводки судов, совершенствование законодательства в части госрегулирования и торгового мореплавания по трассам СМП. Нужна современная инфраструктура, обеспечивающая безопасные условия плавания в арктических морях, – гидрографическое обеспечение и ледокольное сопровождение.

Когда маршрут будет «откатан», транспортные услуги смогут превратиться в крупнейшую после нефтегазового сырья статью экспорта. При грамотной стратегии участия в международных арктических проектах, Россия, позиционируя себя в качестве евразийского морского транспортного государства, сможет получить крупный источник доходов. К тому же она будет в значительной мере застрахована от рисков, связанных с перспективой ухудшения конъюнктуры цен на мировых рынках углеводородов. А делать этот путь международным искусственно не стоит, да это и невозможно.

Комментарии

Размещается только после ознакомления сотрудником редакции.
-

Новости муниципалитетов

-

Последние комментарии

Ольга
26.10.20 11:05
Видно, что уже нечем мужикам заняться в нашем государстве.
вася
20.10.20 22:37
Лучше бы краба удавили. Много мы мойвы видим-то ? Обнародуйте цифры по вылову мойвы и реализации ее в России! Кто ее съел?
Д.О. Вернер
17.10.20 00:16
Улов рыбы частный, а наука про рыбу бюджетная?
-

Календарь

ПнВтСрЧтПтСбВс
282930123456789101112131415161718192021222324252627282930311
-Скоро в эфире20:30Новости. Информационная программа (12+)21:00«Международные новости». Информационная программа (12+)21:30Новости. Информационная программа (12+)
-

Погода

-

Наш регион-51