Аналитика (18+)03.12.13 11:45

«Я спросил у ясеня», я спросил у Путина

Президент Владимир Путин проведёт очередную большую пресс-конференцию 19 декабря, сообщила пресс-служба Кремля. Она начнётся в 12.00, а когда завершится, известно только Владимиру Владимировичу. Он умеет ставить рекорды, например, прошлогоднее общение с журналистами длилось 4 часа 33 минуты. Нынешняя пресс-конференция станет девятой для Путина на посту президента.

Всё уже видано, всё перевидано

Сегодня уже можно с уверенностью говорить, что на встречу с главой государства съедутся сотни представителей средств массовой информации, её будут транслировать в прямом эфире главные телеканалы страны и радиостанции, за её ходом можно будет наблюдать и в Интернете. Крылатые высказывания Владимира Путина журналисты мгновенно растащат на цитаты, которыми будут щеголять не один месяц в своих материалах по поводу и без повода. Узнаем 19 декабря и имя новой «звезды» из провинции, прорвавшейся к микрофону или задевшей за живое лидера России.

Всё уже видано и перевидано. Но многие ничего не знают о внутренней «кухне» такого рода мероприятий. Как они готовятся, кого туда приглашают, как на пресс­конференцию проходят, как можно там засветиться?

«Заряженные» и «ряженые»

Однажды, получив аккредитацию на аналогичную пресс­конференцию президента, я так ничего и не спросила у Владимира Путина. Во­первых, оглядевшись по сторонам в зале, я чётко поделила аудиторию своих коллег на три группы: «заряженные», «ряженые» и «болельщики».

Первые наверняка знали, что смогут задать свой вопрос, согласованный с администрацией президента, и ждали только кивка от Дмитрия Пескова, пресс­секретаря президента РФ. Вторые нервно вскакивали, тянули руки, выкрикивали что­то с мест, и было очевидно, что их участие в этом спектакле будет эпизодическим. Впору было делать ставки как на скачках. Третьи ­ просто наблюдали за происходящим со стороны, изредка реагируя на яркие моменты общения журналистов с главой государства.

Я с коллегой по цеху Петром Широбоковым сразу причислила себя к разряду «болельщиков» и поставила на блондинку в ярко­красном пиджаке. Журналистка из провинции неистово размахивала плакатом, на котором красовалось слово из трех букв. Она обводила его несколько раз маркером, подрисовывала восклицательные знаки помадой. Но все её попытки получить заветный микрофон в руки были тщетными. Слово «ЛЁД!!!» на плакатике не тронуло сердце пресс­секретаря и президента, а присутствующие и россияне ничего не узнали о проблеме с катками в Ижевске.

Не беда, в целом пресс­конференция прошла успешно. Президент сказал ровно столько, сколько считал нужным. Продемонстрировал свою неутомимость, осведомленность и чувство юмора. Главным перлом прошлого сезона стал обмен любезностями между Машей и Вовой, затмивший собой вопрос о коррупции и Сердюкове.

Меня до сих пор мучил вопрос, каким образом удаётся Марии Соловьенко, редактору газеты «Народное вече» с Дальнего Востока, уже во второй раз приехать на пресс­конференцию президента и занять место в первом ряду напротив Владимира Путина. Знаю только, что, став звездой, она решила баллотироваться на пост мэра Владивостока, но не прошла.

Впрочем, зачем гадать на кофейной гуще. У своих коллег – журналистов всегда можно спросить об этом напрямую и получить прямой ответ.

Не в автобусе, чай!

Мария Соловьенко, главный редактор газеты «Народное Вече» (г. Владивосток): «Заявку на аккредитацию в этом году я опять подала. Но не уверена, что они меня снова допустят. Два раза пустили ­ и два раза получили: «Несравненный», «Вова». Вопросы заранее не готовила, в этот раз тоже не готовлю. Как будет, так и будет...

А как попала на первый ряд? Обычно! Пошла и села! Там листки лежали с надписью «Сорри, окьюпейд» ­ по­английски, конечно. Два мужика место сторожили: один из Калининграда, другой из Чечни, видно, пресс­служба Путина поручила. Говорят мне: «Занято!» Ответила: «Не в автобусе, чай. А кто придёт из мужиков, на коленочках посижу». Потом пришли гламурные девочки из пресс­службы, под рученьки привели Гусмана из ИТАР­ТАСС, кажется. Просили меня переместиться куда­то на окраину. Я в ответ: «Извините, мне и здесь комфортно».

Старые вопросы актуальны по сей день

В прошлом году, прежде чем получить приглашение на пресс­конференцию, все региональные тележурналисты должны были выслать свой видеовопрос. Меня это известие застало на лекции в Красногорском филиале Академии народного хозяйства при Президенте РФ. Поэтому мой вопрос, пусть и сумбурный, был связан с кадровым голодом в России, практикой ручного управления со стороны президента. Как раз в то время бывший глава МЧС Сергей Шойгу занял пост министра обороны. И все восклицали: «А кто, если не он!» Складывается впечатление, что в России действительно дефицит толковых людей. Хотя, оглядываясь назад, признаюсь, не самый «народный вопрос» я придумала. Не на злобу дня! Другое дело наша землячка Элина Билевская. Кстати, в 2006 году она аккредитовалась на пресс­конференцию Владимира Путина именно от «МК­Заполярье», и по сию пору она единственная журналистка из Мурманска, которой удалось дважды пообщаться в прямом эфире с главой государства, и аналогии с Марией Соловьенко здесь очевидны.

Кто помнит, о чем Элина Билевская спросила президента семь лет назад? Цитирую: «Готовы ли вы стать крупным предпринимателем и по истечении срока ваших полномочий возглавить «Газпром»?» А спустя год, в 2007­ом, Элина Билевская интересовалась судьбой и сроками реализации Штокмановского проекта. Столько лет прошло, журналистка из провинции перебралась в Москву, наш президент по­прежнему Владимир Владимирович Путин, а эти вопросы по­прежнему актуальны.

Не на все вопросы есть ответы, даже у главы государства

­ Впервые на пресс­конференцию президента Владимира Путина я попала в 2006 году от мурманского филиала газеты «Московский комсомолец», ­ вспоминает Элина Билевская, директор по связям с общественностью в Нанотехнологическом центре композитов. ­ Я тогда грезила федеральной политикой, мечтала окунуться в эту абсолютно новую для себя среду. Решила, что пресс­конференция главы государства ­ мой шанс соприкоснуться с миром большой политики. Решение о том, какой вопрос задать президенту, принимала сама. Мне казалось, что вопрос должен быть интересным и на федеральном уровне. В то время было много разговоров о дальнейшей судьбе Владимира Путина, второй срок полномочий которого на посту президента заканчивался в 2008 году. И мне страшно хотелось поспекулировать на этот счёт. Однако я понимала, что сделать это нужно как­то оригинально, чтобы выделиться из общей массы журналистов, вопрошающих о третьем сроке. Так и появился вопрос о том, не планирует ли Владимир Путин по окончании срока полномочий заняться бизнесом и возглавить «Газпром», например. По счастливой случайности, мне удалось его задать.

На самом деле я пыталась сделать хоть что­нибудь, чтобы попасть в поле зрения главы государства. Для начала я познакомилась с корреспондентом «НТВ» Владимиром Кондратьевым, рассказала о том, какой вопрос хочу задать президенту. Он заинтересовался, подвёл меня к тогдашнему пресс­секретарю главы государства Алексею Громову, познакомил. И у меня затеплилась надежда, что теперь­то я точно в дамках. Но не тут­то было. Никто и не думал открывать передо мной «дверки» в процедуре общения журналистов с главой государства. Осознала это я довольно быстро, когда почувствовала себя невидимкой в зале: спрашивали все время, но не меня. Никак не могла с этим смириться, даже пыталась что­то изобразить на бумаге во время пресс­конференции, размахивала ей, чтобы привлечь внимание президента. Но всё было тщетно. По истечении без малого четырёх часов Владимир Владимирович намекнул, что, в общем­то, пора бы уже закругляться и разрешил задать последний вопрос журналисту, если память не изменяет, «Пятого канала». А он сидел в моей секции, только на несколько рядов ниже. Я поняла, что это мой шанс. Как только Владимир Путин закончил отвечать на вопрос тележурналиста, я поднялась с места и закричала: «Владимир Владимирович!». Глава государства откликнулся и снисходительно сказал: «Хорошо, девушка, пусть ваш вопрос будет последним». В итоге мой вопрос про «Газпром» стал одним из самых популярных.

В феврале 2007 года я вновь была на пресс­конференции Владимира Путина, и снова мне посчастливилось задать вопрос, на сей раз про разработку Штокмановского месторождения. На достигнутом я, естественно, решила не останавливаться и попыталась конвертировать успех в исполнение своих мечтаний, навела связи с федеральными СМИ.

Остались ли у меня вопросы к президенту? Конечно. По­другому и быть не может. Но точно знаю, что не на все вопросы есть ответы, даже у главы государства.

Вопросы президенту должны быть немудрёными

Возможно, новичкам­журналистам, представляющим сегодня Мурманскую область на ежегодной «прессухе», помогут советы Андрея Колесникова, специального корреспондента «Коммерсанта», сделавшего карьеру на Путине (именно г­н Колесников во время одной из первых пресс­конференций президента имел честь задать главе государства вопросы, собранные в Интернете, в частности про колдуна Ктулху и первый секс. – Авт.). Автор книг «Я видел Путина», «Меня Путин видел» искренне полагает, что вопросы должны быть немудрёными, такими, как если бы вы встретились с главой государства за рюмкой водки. Не самый универсальный совет, если учесть, что не все барышни пьют горькую.

Поэтому обратимся к мужчинам. Какой бы они вопрос задали президенту сегодня, представься им такая возможность?

Зачем отнимать время у президента личными «хотелками»?

Константин Главатских, председатель совета ООО «Открытый город»:

­ Задавать какие­то вопросы, которые могут привлечь внимание президента к состоянию дел в регионе, а тем более позволят решить какую­то конкретную проблему, практически бесполезно. Не тот формат, да и мало кому в зале будет интересна региональная тематика. Однако если представить, что такая возможность появилась, я бы задал вопрос о том, почему крупнейшая компания страны «Газпром» принципиально не желает заниматься газификацией нашего региона, который все считают «стратегическим»? Какие механизмы, помимо командно­административных, должны заработать, чтобы «Газпром» или компания подобного уровня все­таки занялась газификацией Мурманской области? Или мазутная мафия в данном случае непобедима?

Дмитрий Высоцкий, руководитель проекта «Горячая линия ЖКХ Мурманской области»:

­ Вскоре будут введены социальные нормы потребления электричества для населения, следом обещают «лимитировать» потребление воды, газа, тепла. Мне очевидно, что постановление правительства о введении соцнорм антинародное. Уложиться в установленные социальные нормы очень сложно, практически нереально, а значит, вновь вырастут коммунальные счета. Получается, что правительство играет с народом в игру: замораживает тарифы, но уменьшает нормативы потребления. Финансовую ответственность за полуразрушенный жилфонд перекладывает на плечи населения, устанавливая с нового года плату за коммунальный ремонт, а теперь ещё правительство вводит нормы потребления ресурсов. За сверхпотреблённое – двойная цена. Мой вопрос: «Вы контролируете ситуацию в сфере ЖКХ, которая находится за пределами МКАД?»

Владимир Шкода, технический редактор газеты «Московский комсомолец» в Мурманске»:

­ Ежегодные пресс­конференции президента России я уже давно воспринимаю как некий ритуал, который работает на рейтинг лидера страны, и как некий элемент народной психотерапии. Какие могут быть сегодня вопросы у журналистов к президенту, когда в стране созданы сотни партий, множество общественных объединений, уверенно набирает обороты Общероссийский народный фронт, в интернете круглосуточно работает Открытое правительство, приёмные органов власти – от сельского муниципалитета до регионального. Работают региональные приёмные президента и премьер­министа. Все готовы помочь страждущим.

Большинство россиян устраивает сегодняшняя лавина разнообразных реформ, которые проводятся во всех сферах жизни, устраивает их жизнь. Если бы это было не так, то в огромной стране обязательно прошёл бы, по крайней мере, хотя бы один референдум по одному важному вопросу.

Вопросы у журналистов и россиян есть, но они не животрепещущие. Так зачем отнимать время у президента личными «хотелками»?

Взгляд Путина и поцелуй Бога

Подготовить этот материал к печати меня подтолкнула не только информация о том, что в декабре состоится пресс­конференция президента РФ, но и слова и мотив песни «Я спросил у ясеня» (текст В. Киршона, музыка М. Таривердиева. – Авт.) из телефильма «Ирония судьбы, или С лёгким паром!». Как­то они сразу зазвучали у меня в голове: «Я спросил у ясеня, / Где моя любимая. / Ясень не ответил мне, / Качая головой»... Эта общеизвестная песня с грустным концом, как, вероятно, и для большинства россиян будут грустными итоги предстоящей пресс­конференции: «Друг ответил преданный, / Друг ответил искренний: / ­ Была тебе любимая, / Была тебе любимая, / А стала мне жена».

На самом деле в моем случае правильнее было бы в заголовке написать «Я не спросил у Путина. Хотел, но промолчал»... Сформулировала вопрос, но не смогла прорваться к микрофону. Да и есть ли в этом смысл? С тех пор как глава страны положил традицию общения с журналистами в прямом эфире, у меня сложилось стойкое убеждение, что для большинства моих коллег возможность «законнектиться» с ВВП стала элементом азартной, но бессмысленной игры. Тут важно не задать вопрос ­ острый, тупой, наивный, эпатажный – тут главное попасть в объективы телекамер, быть показанным на всю страну, поймать на себе взгляд президента и услышать его голос, адресованный тебе в миллионах динамиков. Сравнимо ли это ощущение с поцелуем Бога ­ не знаю, на себе лично не испытала.

 

Президент Владимир Путин проведёт очередную большую пресс-конференцию 19 декабря, сообщила пресс-служба Кремля. Она начнётся в 12.00, а когда завершится, известно только Владимиру Владимировичу. Он умеет ставить рекорды, например, прошлогоднее общение с журналистами длилось 4 часа 33 минуты. Нынешняя пресс-конференция станет девятой для Путина на посту президента.

Всё уже видано, всё перевидано

Сегодня уже можно с уверенностью говорить, что на встречу с главой государства съедутся сотни представителей средств массовой информации, её будут транслировать в прямом эфире главные телеканалы страны и радиостанции, за её ходом можно будет наблюдать и в Интернете. Крылатые высказывания Владимира Путина журналисты мгновенно растащат на цитаты, которыми будут щеголять не один месяц в своих материалах по поводу и без повода. Узнаем 19 декабря и имя новой «звезды» из провинции, прорвавшейся к микрофону или задевшей за живое лидера России.

Всё уже видано и перевидано. Но многие ничего не знают о внутренней «кухне» такого рода мероприятий. Как они готовятся, кого туда приглашают, как на пресс­конференцию проходят, как можно там засветиться?

«Заряженные» и «ряженые»

Однажды, получив аккредитацию на аналогичную пресс­конференцию президента, я так ничего и не спросила у Владимира Путина. Во­первых, оглядевшись по сторонам в зале, я чётко поделила аудиторию своих коллег на три группы: «заряженные», «ряженые» и «болельщики».

Первые наверняка знали, что смогут задать свой вопрос, согласованный с администрацией президента, и ждали только кивка от Дмитрия Пескова, пресс­секретаря президента РФ. Вторые нервно вскакивали, тянули руки, выкрикивали что­то с мест, и было очевидно, что их участие в этом спектакле будет эпизодическим. Впору было делать ставки как на скачках. Третьи ­ просто наблюдали за происходящим со стороны, изредка реагируя на яркие моменты общения журналистов с главой государства.

Я с коллегой по цеху Петром Широбоковым сразу причислила себя к разряду «болельщиков» и поставила на блондинку в ярко­красном пиджаке. Журналистка из провинции неистово размахивала плакатом, на котором красовалось слово из трех букв. Она обводила его несколько раз маркером, подрисовывала восклицательные знаки помадой. Но все её попытки получить заветный микрофон в руки были тщетными. Слово «ЛЁД!!!» на плакатике не тронуло сердце пресс­секретаря и президента, а присутствующие и россияне ничего не узнали о проблеме с катками в Ижевске.

Не беда, в целом пресс­конференция прошла успешно. Президент сказал ровно столько, сколько считал нужным. Продемонстрировал свою неутомимость, осведомленность и чувство юмора. Главным перлом прошлого сезона стал обмен любезностями между Машей и Вовой, затмивший собой вопрос о коррупции и Сердюкове.

Меня до сих пор мучил вопрос, каким образом удаётся Марии Соловьенко, редактору газеты «Народное вече» с Дальнего Востока, уже во второй раз приехать на пресс­конференцию президента и занять место в первом ряду напротив Владимира Путина. Знаю только, что, став звездой, она решила баллотироваться на пост мэра Владивостока, но не прошла.

Впрочем, зачем гадать на кофейной гуще. У своих коллег – журналистов всегда можно спросить об этом напрямую и получить прямой ответ.

Не в автобусе, чай!

Мария Соловьенко, главный редактор газеты «Народное Вече» (г. Владивосток): «Заявку на аккредитацию в этом году я опять подала. Но не уверена, что они меня снова допустят. Два раза пустили ­ и два раза получили: «Несравненный», «Вова». Вопросы заранее не готовила, в этот раз тоже не готовлю. Как будет, так и будет...

А как попала на первый ряд? Обычно! Пошла и села! Там листки лежали с надписью «Сорри, окьюпейд» ­ по­английски, конечно. Два мужика место сторожили: один из Калининграда, другой из Чечни, видно, пресс­служба Путина поручила. Говорят мне: «Занято!» Ответила: «Не в автобусе, чай. А кто придёт из мужиков, на коленочках посижу». Потом пришли гламурные девочки из пресс­службы, под рученьки привели Гусмана из ИТАР­ТАСС, кажется. Просили меня переместиться куда­то на окраину. Я в ответ: «Извините, мне и здесь комфортно».

Старые вопросы актуальны по сей день

В прошлом году, прежде чем получить приглашение на пресс­конференцию, все региональные тележурналисты должны были выслать свой видеовопрос. Меня это известие застало на лекции в Красногорском филиале Академии народного хозяйства при Президенте РФ. Поэтому мой вопрос, пусть и сумбурный, был связан с кадровым голодом в России, практикой ручного управления со стороны президента. Как раз в то время бывший глава МЧС Сергей Шойгу занял пост министра обороны. И все восклицали: «А кто, если не он!» Складывается впечатление, что в России действительно дефицит толковых людей. Хотя, оглядываясь назад, признаюсь, не самый «народный вопрос» я придумала. Не на злобу дня! Другое дело наша землячка Элина Билевская. Кстати, в 2006 году она аккредитовалась на пресс­конференцию Владимира Путина именно от «МК­Заполярье», и по сию пору она единственная журналистка из Мурманска, которой удалось дважды пообщаться в прямом эфире с главой государства, и аналогии с Марией Соловьенко здесь очевидны.

Кто помнит, о чем Элина Билевская спросила президента семь лет назад? Цитирую: «Готовы ли вы стать крупным предпринимателем и по истечении срока ваших полномочий возглавить «Газпром»?» А спустя год, в 2007­ом, Элина Билевская интересовалась судьбой и сроками реализации Штокмановского проекта. Столько лет прошло, журналистка из провинции перебралась в Москву, наш президент по­прежнему Владимир Владимирович Путин, а эти вопросы по­прежнему актуальны.

Не на все вопросы есть ответы, даже у главы государства

­ Впервые на пресс­конференцию президента Владимира Путина я попала в 2006 году от мурманского филиала газеты «Московский комсомолец», ­ вспоминает Элина Билевская, директор по связям с общественностью в Нанотехнологическом центре композитов. ­ Я тогда грезила федеральной политикой, мечтала окунуться в эту абсолютно новую для себя среду. Решила, что пресс­конференция главы государства ­ мой шанс соприкоснуться с миром большой политики. Решение о том, какой вопрос задать президенту, принимала сама. Мне казалось, что вопрос должен быть интересным и на федеральном уровне. В то время было много разговоров о дальнейшей судьбе Владимира Путина, второй срок полномочий которого на посту президента заканчивался в 2008 году. И мне страшно хотелось поспекулировать на этот счёт. Однако я понимала, что сделать это нужно как­то оригинально, чтобы выделиться из общей массы журналистов, вопрошающих о третьем сроке. Так и появился вопрос о том, не планирует ли Владимир Путин по окончании срока полномочий заняться бизнесом и возглавить «Газпром», например. По счастливой случайности, мне удалось его задать.

На самом деле я пыталась сделать хоть что­нибудь, чтобы попасть в поле зрения главы государства. Для начала я познакомилась с корреспондентом «НТВ» Владимиром Кондратьевым, рассказала о том, какой вопрос хочу задать президенту. Он заинтересовался, подвёл меня к тогдашнему пресс­секретарю главы государства Алексею Громову, познакомил. И у меня затеплилась надежда, что теперь­то я точно в дамках. Но не тут­то было. Никто и не думал открывать передо мной «дверки» в процедуре общения журналистов с главой государства. Осознала это я довольно быстро, когда почувствовала себя невидимкой в зале: спрашивали все время, но не меня. Никак не могла с этим смириться, даже пыталась что­то изобразить на бумаге во время пресс­конференции, размахивала ей, чтобы привлечь внимание президента. Но всё было тщетно. По истечении без малого четырёх часов Владимир Владимирович намекнул, что, в общем­то, пора бы уже закругляться и разрешил задать последний вопрос журналисту, если память не изменяет, «Пятого канала». А он сидел в моей секции, только на несколько рядов ниже. Я поняла, что это мой шанс. Как только Владимир Путин закончил отвечать на вопрос тележурналиста, я поднялась с места и закричала: «Владимир Владимирович!». Глава государства откликнулся и снисходительно сказал: «Хорошо, девушка, пусть ваш вопрос будет последним». В итоге мой вопрос про «Газпром» стал одним из самых популярных.

В феврале 2007 года я вновь была на пресс­конференции Владимира Путина, и снова мне посчастливилось задать вопрос, на сей раз про разработку Штокмановского месторождения. На достигнутом я, естественно, решила не останавливаться и попыталась конвертировать успех в исполнение своих мечтаний, навела связи с федеральными СМИ.

Остались ли у меня вопросы к президенту? Конечно. По­другому и быть не может. Но точно знаю, что не на все вопросы есть ответы, даже у главы государства.

Вопросы президенту должны быть немудрёными

Возможно, новичкам­журналистам, представляющим сегодня Мурманскую область на ежегодной «прессухе», помогут советы Андрея Колесникова, специального корреспондента «Коммерсанта», сделавшего карьеру на Путине (именно г­н Колесников во время одной из первых пресс­конференций президента имел честь задать главе государства вопросы, собранные в Интернете, в частности про колдуна Ктулху и первый секс. – Авт.). Автор книг «Я видел Путина», «Меня Путин видел» искренне полагает, что вопросы должны быть немудрёными, такими, как если бы вы встретились с главой государства за рюмкой водки. Не самый универсальный совет, если учесть, что не все барышни пьют горькую.

Поэтому обратимся к мужчинам. Какой бы они вопрос задали президенту сегодня, представься им такая возможность?

Зачем отнимать время у президента личными «хотелками»?

Константин Главатских, председатель совета ООО «Открытый город»:

­ Задавать какие­то вопросы, которые могут привлечь внимание президента к состоянию дел в регионе, а тем более позволят решить какую­то конкретную проблему, практически бесполезно. Не тот формат, да и мало кому в зале будет интересна региональная тематика. Однако если представить, что такая возможность появилась, я бы задал вопрос о том, почему крупнейшая компания страны «Газпром» принципиально не желает заниматься газификацией нашего региона, который все считают «стратегическим»? Какие механизмы, помимо командно­административных, должны заработать, чтобы «Газпром» или компания подобного уровня все­таки занялась газификацией Мурманской области? Или мазутная мафия в данном случае непобедима?

Дмитрий Высоцкий, руководитель проекта «Горячая линия ЖКХ Мурманской области»:

­ Вскоре будут введены социальные нормы потребления электричества для населения, следом обещают «лимитировать» потребление воды, газа, тепла. Мне очевидно, что постановление правительства о введении соцнорм антинародное. Уложиться в установленные социальные нормы очень сложно, практически нереально, а значит, вновь вырастут коммунальные счета. Получается, что правительство играет с народом в игру: замораживает тарифы, но уменьшает нормативы потребления. Финансовую ответственность за полуразрушенный жилфонд перекладывает на плечи населения, устанавливая с нового года плату за коммунальный ремонт, а теперь ещё правительство вводит нормы потребления ресурсов. За сверхпотреблённое – двойная цена. Мой вопрос: «Вы контролируете ситуацию в сфере ЖКХ, которая находится за пределами МКАД?»

Владимир Шкода, технический редактор газеты «Московский комсомолец» в Мурманске»:

­ Ежегодные пресс­конференции президента России я уже давно воспринимаю как некий ритуал, который работает на рейтинг лидера страны, и как некий элемент народной психотерапии. Какие могут быть сегодня вопросы у журналистов к президенту, когда в стране созданы сотни партий, множество общественных объединений, уверенно набирает обороты Общероссийский народный фронт, в интернете круглосуточно работает Открытое правительство, приёмные органов власти – от сельского муниципалитета до регионального. Работают региональные приёмные президента и премьер­министа. Все готовы помочь страждущим.

Большинство россиян устраивает сегодняшняя лавина разнообразных реформ, которые проводятся во всех сферах жизни, устраивает их жизнь. Если бы это было не так, то в огромной стране обязательно прошёл бы, по крайней мере, хотя бы один референдум по одному важному вопросу.

Вопросы у журналистов и россиян есть, но они не животрепещущие. Так зачем отнимать время у президента личными «хотелками»?

Взгляд Путина и поцелуй Бога

Подготовить этот материал к печати меня подтолкнула не только информация о том, что в декабре состоится пресс­конференция президента РФ, но и слова и мотив песни «Я спросил у ясеня» (текст В. Киршона, музыка М. Таривердиева. – Авт.) из телефильма «Ирония судьбы, или С лёгким паром!». Как­то они сразу зазвучали у меня в голове: «Я спросил у ясеня, / Где моя любимая. / Ясень не ответил мне, / Качая головой»... Эта общеизвестная песня с грустным концом, как, вероятно, и для большинства россиян будут грустными итоги предстоящей пресс­конференции: «Друг ответил преданный, / Друг ответил искренний: / ­ Была тебе любимая, / Была тебе любимая, / А стала мне жена».

На самом деле в моем случае правильнее было бы в заголовке написать «Я не спросил у Путина. Хотел, но промолчал»... Сформулировала вопрос, но не смогла прорваться к микрофону. Да и есть ли в этом смысл? С тех пор как глава страны положил традицию общения с журналистами в прямом эфире, у меня сложилось стойкое убеждение, что для большинства моих коллег возможность «законнектиться» с ВВП стала элементом азартной, но бессмысленной игры. Тут важно не задать вопрос ­ острый, тупой, наивный, эпатажный – тут главное попасть в объективы телекамер, быть показанным на всю страну, поймать на себе взгляд президента и услышать его голос, адресованный тебе в миллионах динамиков. Сравнимо ли это ощущение с поцелуем Бога ­ не знаю, на себе лично не испытала.

 

Президент Владимир Путин проведёт очередную большую пресс-конференцию 19 декабря, сообщила пресс-служба Кремля. Она начнётся в 12.00, а когда завершится, известно только Владимиру Владимировичу. Он умеет ставить рекорды, например, прошлогоднее общение с журналистами длилось 4 часа 33 минуты. Нынешняя пресс-конференция станет девятой для Путина на посту президента.

Всё уже видано, всё перевидано

Сегодня уже можно с уверенностью говорить, что на встречу с главой государства съедутся сотни представителей средств массовой информации, её будут транслировать в прямом эфире главные телеканалы страны и радиостанции, за её ходом можно будет наблюдать и в Интернете. Крылатые высказывания Владимира Путина журналисты мгновенно растащат на цитаты, которыми будут щеголять не один месяц в своих материалах по поводу и без повода. Узнаем 19 декабря и имя новой «звезды» из провинции, прорвавшейся к микрофону или задевшей за живое лидера России.

Всё уже видано и перевидано. Но многие ничего не знают о внутренней «кухне» такого рода мероприятий. Как они готовятся, кого туда приглашают, как на пресс­конференцию проходят, как можно там засветиться?

«Заряженные» и «ряженые»

Однажды, получив аккредитацию на аналогичную пресс­конференцию президента, я так ничего и не спросила у Владимира Путина. Во­первых, оглядевшись по сторонам в зале, я чётко поделила аудиторию своих коллег на три группы: «заряженные», «ряженые» и «болельщики».

Первые наверняка знали, что смогут задать свой вопрос, согласованный с администрацией президента, и ждали только кивка от Дмитрия Пескова, пресс­секретаря президента РФ. Вторые нервно вскакивали, тянули руки, выкрикивали что­то с мест, и было очевидно, что их участие в этом спектакле будет эпизодическим. Впору было делать ставки как на скачках. Третьи ­ просто наблюдали за происходящим со стороны, изредка реагируя на яркие моменты общения журналистов с главой государства.

Я с коллегой по цеху Петром Широбоковым сразу причислила себя к разряду «болельщиков» и поставила на блондинку в ярко­красном пиджаке. Журналистка из провинции неистово размахивала плакатом, на котором красовалось слово из трех букв. Она обводила его несколько раз маркером, подрисовывала восклицательные знаки помадой. Но все её попытки получить заветный микрофон в руки были тщетными. Слово «ЛЁД!!!» на плакатике не тронуло сердце пресс­секретаря и президента, а присутствующие и россияне ничего не узнали о проблеме с катками в Ижевске.

Не беда, в целом пресс­конференция прошла успешно. Президент сказал ровно столько, сколько считал нужным. Продемонстрировал свою неутомимость, осведомленность и чувство юмора. Главным перлом прошлого сезона стал обмен любезностями между Машей и Вовой, затмивший собой вопрос о коррупции и Сердюкове.

Меня до сих пор мучил вопрос, каким образом удаётся Марии Соловьенко, редактору газеты «Народное вече» с Дальнего Востока, уже во второй раз приехать на пресс­конференцию президента и занять место в первом ряду напротив Владимира Путина. Знаю только, что, став звездой, она решила баллотироваться на пост мэра Владивостока, но не прошла.

Впрочем, зачем гадать на кофейной гуще. У своих коллег – журналистов всегда можно спросить об этом напрямую и получить прямой ответ.

Не в автобусе, чай!

Мария Соловьенко, главный редактор газеты «Народное Вече» (г. Владивосток): «Заявку на аккредитацию в этом году я опять подала. Но не уверена, что они меня снова допустят. Два раза пустили ­ и два раза получили: «Несравненный», «Вова». Вопросы заранее не готовила, в этот раз тоже не готовлю. Как будет, так и будет...

А как попала на первый ряд? Обычно! Пошла и села! Там листки лежали с надписью «Сорри, окьюпейд» ­ по­английски, конечно. Два мужика место сторожили: один из Калининграда, другой из Чечни, видно, пресс­служба Путина поручила. Говорят мне: «Занято!» Ответила: «Не в автобусе, чай. А кто придёт из мужиков, на коленочках посижу». Потом пришли гламурные девочки из пресс­службы, под рученьки привели Гусмана из ИТАР­ТАСС, кажется. Просили меня переместиться куда­то на окраину. Я в ответ: «Извините, мне и здесь комфортно».

Старые вопросы актуальны по сей день

В прошлом году, прежде чем получить приглашение на пресс­конференцию, все региональные тележурналисты должны были выслать свой видеовопрос. Меня это известие застало на лекции в Красногорском филиале Академии народного хозяйства при Президенте РФ. Поэтому мой вопрос, пусть и сумбурный, был связан с кадровым голодом в России, практикой ручного управления со стороны президента. Как раз в то время бывший глава МЧС Сергей Шойгу занял пост министра обороны. И все восклицали: «А кто, если не он!» Складывается впечатление, что в России действительно дефицит толковых людей. Хотя, оглядываясь назад, признаюсь, не самый «народный вопрос» я придумала. Не на злобу дня! Другое дело наша землячка Элина Билевская. Кстати, в 2006 году она аккредитовалась на пресс­конференцию Владимира Путина именно от «МК­Заполярье», и по сию пору она единственная журналистка из Мурманска, которой удалось дважды пообщаться в прямом эфире с главой государства, и аналогии с Марией Соловьенко здесь очевидны.

Кто помнит, о чем Элина Билевская спросила президента семь лет назад? Цитирую: «Готовы ли вы стать крупным предпринимателем и по истечении срока ваших полномочий возглавить «Газпром»?» А спустя год, в 2007­ом, Элина Билевская интересовалась судьбой и сроками реализации Штокмановского проекта. Столько лет прошло, журналистка из провинции перебралась в Москву, наш президент по­прежнему Владимир Владимирович Путин, а эти вопросы по­прежнему актуальны.

Не на все вопросы есть ответы, даже у главы государства

­ Впервые на пресс­конференцию президента Владимира Путина я попала в 2006 году от мурманского филиала газеты «Московский комсомолец», ­ вспоминает Элина Билевская, директор по связям с общественностью в Нанотехнологическом центре композитов. ­ Я тогда грезила федеральной политикой, мечтала окунуться в эту абсолютно новую для себя среду. Решила, что пресс­конференция главы государства ­ мой шанс соприкоснуться с миром большой политики. Решение о том, какой вопрос задать президенту, принимала сама. Мне казалось, что вопрос должен быть интересным и на федеральном уровне. В то время было много разговоров о дальнейшей судьбе Владимира Путина, второй срок полномочий которого на посту президента заканчивался в 2008 году. И мне страшно хотелось поспекулировать на этот счёт. Однако я понимала, что сделать это нужно как­то оригинально, чтобы выделиться из общей массы журналистов, вопрошающих о третьем сроке. Так и появился вопрос о том, не планирует ли Владимир Путин по окончании срока полномочий заняться бизнесом и возглавить «Газпром», например. По счастливой случайности, мне удалось его задать.

На самом деле я пыталась сделать хоть что­нибудь, чтобы попасть в поле зрения главы государства. Для начала я познакомилась с корреспондентом «НТВ» Владимиром Кондратьевым, рассказала о том, какой вопрос хочу задать президенту. Он заинтересовался, подвёл меня к тогдашнему пресс­секретарю главы государства Алексею Громову, познакомил. И у меня затеплилась надежда, что теперь­то я точно в дамках. Но не тут­то было. Никто и не думал открывать передо мной «дверки» в процедуре общения журналистов с главой государства. Осознала это я довольно быстро, когда почувствовала себя невидимкой в зале: спрашивали все время, но не меня. Никак не могла с этим смириться, даже пыталась что­то изобразить на бумаге во время пресс­конференции, размахивала ей, чтобы привлечь внимание президента. Но всё было тщетно. По истечении без малого четырёх часов Владимир Владимирович намекнул, что, в общем­то, пора бы уже закругляться и разрешил задать последний вопрос журналисту, если память не изменяет, «Пятого канала». А он сидел в моей секции, только на несколько рядов ниже. Я поняла, что это мой шанс. Как только Владимир Путин закончил отвечать на вопрос тележурналиста, я поднялась с места и закричала: «Владимир Владимирович!». Глава государства откликнулся и снисходительно сказал: «Хорошо, девушка, пусть ваш вопрос будет последним». В итоге мой вопрос про «Газпром» стал одним из самых популярных.

В феврале 2007 года я вновь была на пресс­конференции Владимира Путина, и снова мне посчастливилось задать вопрос, на сей раз про разработку Штокмановского месторождения. На достигнутом я, естественно, решила не останавливаться и попыталась конвертировать успех в исполнение своих мечтаний, навела связи с федеральными СМИ.

Остались ли у меня вопросы к президенту? Конечно. По­другому и быть не может. Но точно знаю, что не на все вопросы есть ответы, даже у главы государства.

Вопросы президенту должны быть немудрёными

Возможно, новичкам­журналистам, представляющим сегодня Мурманскую область на ежегодной «прессухе», помогут советы Андрея Колесникова, специального корреспондента «Коммерсанта», сделавшего карьеру на Путине (именно г­н Колесников во время одной из первых пресс­конференций президента имел честь задать главе государства вопросы, собранные в Интернете, в частности про колдуна Ктулху и первый секс. – Авт.). Автор книг «Я видел Путина», «Меня Путин видел» искренне полагает, что вопросы должны быть немудрёными, такими, как если бы вы встретились с главой государства за рюмкой водки. Не самый универсальный совет, если учесть, что не все барышни пьют горькую.

Поэтому обратимся к мужчинам. Какой бы они вопрос задали президенту сегодня, представься им такая возможность?

Зачем отнимать время у президента личными «хотелками»?

Константин Главатских, председатель совета ООО «Открытый город»:

­ Задавать какие­то вопросы, которые могут привлечь внимание президента к состоянию дел в регионе, а тем более позволят решить какую­то конкретную проблему, практически бесполезно. Не тот формат, да и мало кому в зале будет интересна региональная тематика. Однако если представить, что такая возможность появилась, я бы задал вопрос о том, почему крупнейшая компания страны «Газпром» принципиально не желает заниматься газификацией нашего региона, который все считают «стратегическим»? Какие механизмы, помимо командно­административных, должны заработать, чтобы «Газпром» или компания подобного уровня все­таки занялась газификацией Мурманской области? Или мазутная мафия в данном случае непобедима?

Дмитрий Высоцкий, руководитель проекта «Горячая линия ЖКХ Мурманской области»:

­ Вскоре будут введены социальные нормы потребления электричества для населения, следом обещают «лимитировать» потребление воды, газа, тепла. Мне очевидно, что постановление правительства о введении соцнорм антинародное. Уложиться в установленные социальные нормы очень сложно, практически нереально, а значит, вновь вырастут коммунальные счета. Получается, что правительство играет с народом в игру: замораживает тарифы, но уменьшает нормативы потребления. Финансовую ответственность за полуразрушенный жилфонд перекладывает на плечи населения, устанавливая с нового года плату за коммунальный ремонт, а теперь ещё правительство вводит нормы потребления ресурсов. За сверхпотреблённое – двойная цена. Мой вопрос: «Вы контролируете ситуацию в сфере ЖКХ, которая находится за пределами МКАД?»

Владимир Шкода, технический редактор газеты «Московский комсомолец» в Мурманске»:

­ Ежегодные пресс­конференции президента России я уже давно воспринимаю как некий ритуал, который работает на рейтинг лидера страны, и как некий элемент народной психотерапии. Какие могут быть сегодня вопросы у журналистов к президенту, когда в стране созданы сотни партий, множество общественных объединений, уверенно набирает обороты Общероссийский народный фронт, в интернете круглосуточно работает Открытое правительство, приёмные органов власти – от сельского муниципалитета до регионального. Работают региональные приёмные президента и премьер­министа. Все готовы помочь страждущим.

Большинство россиян устраивает сегодняшняя лавина разнообразных реформ, которые проводятся во всех сферах жизни, устраивает их жизнь. Если бы это было не так, то в огромной стране обязательно прошёл бы, по крайней мере, хотя бы один референдум по одному важному вопросу.

Вопросы у журналистов и россиян есть, но они не животрепещущие. Так зачем отнимать время у президента личными «хотелками»?

Взгляд Путина и поцелуй Бога

Подготовить этот материал к печати меня подтолкнула не только информация о том, что в декабре состоится пресс­конференция президента РФ, но и слова и мотив песни «Я спросил у ясеня» (текст В. Киршона, музыка М. Таривердиева. – Авт.) из телефильма «Ирония судьбы, или С лёгким паром!». Как­то они сразу зазвучали у меня в голове: «Я спросил у ясеня, / Где моя любимая. / Ясень не ответил мне, / Качая головой»... Эта общеизвестная песня с грустным концом, как, вероятно, и для большинства россиян будут грустными итоги предстоящей пресс­конференции: «Друг ответил преданный, / Друг ответил искренний: / ­ Была тебе любимая, / Была тебе любимая, / А стала мне жена».

На самом деле в моем случае правильнее было бы в заголовке написать «Я не спросил у Путина. Хотел, но промолчал»... Сформулировала вопрос, но не смогла прорваться к микрофону. Да и есть ли в этом смысл? С тех пор как глава страны положил традицию общения с журналистами в прямом эфире, у меня сложилось стойкое убеждение, что для большинства моих коллег возможность «законнектиться» с ВВП стала элементом азартной, но бессмысленной игры. Тут важно не задать вопрос ­ острый, тупой, наивный, эпатажный – тут главное попасть в объективы телекамер, быть показанным на всю страну, поймать на себе взгляд президента и услышать его голос, адресованный тебе в миллионах динамиков. Сравнимо ли это ощущение с поцелуем Бога ­ не знаю, на себе лично не испытала.

Влад СЕВЕРНЫЙ.

 

Комментарии

Размещается только после ознакомления сотрудником редакции.
-

Новости муниципалитетов

-

Последние комментарии

Бурак (Смирнова) Ю. Г., заместитель диретора по ВР МБОУ "Кадетская школа города Мурманска", спец. в
08.12.21 15:16
Здравствуйте, мурманчане и жители облласти! Вас приветствует Юлия Бурак (Смирнова), БОЛЬШОЙ специалист в области педагогики. На прошедшем областном слёте кадетских классов Мурманской области «Арктич
Николай Федорович
06.12.21 11:04
Да, такого новогоднего убранства в Мурманске ещё не было. Пандемия отдыхает!
-

Календарь

ПнВтСрЧтПтСбВс
29301234567891011121314151617181920212223242526272829303112
-Скоро в эфире08:30Новости. Информационная программа (12+)09:00«Пищевая эволюция». Научно-популярная программа (12+)09:30«Серебряный бор». Художественный сериал, 8 серия (12+)
-

Погода

-

Наш регион-51