СПЕЦИАЛЬНЫЙ РЕПОРТАЖ (12+)30.09.19 20:00

СПЕЦИАЛЬНЫЙ РЕПОРТАЖ: «БизнеМент – 8, или Дело «Бетон»

В новом выпуске специального репортажа «БизнесМент» редакция «Арктик-ТВ» расскажет о том, каким негостеприимным бывает север, как здесь пытаются отжать бизнес и ломают человеческие судьбы ради чужих коммерческих интересов. Мы попробуем вместе найти ответ на вопрос: где искать защиту, если твой бизнес и деньги стали интересны кому-то другому, у кого, как говорится, всё схвачено.

«Естественно, я не признался в том, что я не делал, - говорит Павел Ушницкий. - Почему я должен признаваться в том, что я не совершал. И дальше суд, и дальше СИЗО-1 города Мурманска…».

Мы попробуем разобраться, почему следователь безоговорочно верит заявителю и на основании сомнительных документов заводит уголовное дело? Расскажем, в каких гостиницах останавливаются полицейские, какие часы носят обычные опера, какие документы они предлагают подписать в обмен на глоток свежего воздуха и звук закрывающейся камеры за спиной. Наша главная цель – понять, где искать правду и как защитить свои права бизнесмену, если он уже попал в систему. Чтобы разобраться в этой истории корреспонденты телеканала «Арктик-ТВ» провели съёмки в Мурманске, Москве и Нижнем Новгороде. С героем расследования Павлом Ушницким мы встретились в городе на Волге и Оке.

Знакомьтесь, нижегородский предприниматель, который вёл бизнес, сдавая в аренду строительную технику, но абсолютно неожиданно для себя оказался за решёткой. Эту историю мы сравнили и с другими похожими - из целой серии наших специальных репортажей «БизнесМент» - и нашли много общего. Но обо всём по порядку.

Павел родился в Нижнем Новгороде, там жил, до июня 2016 года работал исполнительным директором в компании «Спецтехнострой». Потом бросил основные силы на собственный бизнес - создал свою фирму и сдавал в аренду строительную технику. В Мурманскую область поехал с деловой целью - как раз проверить, как работает техника на объекте в Снежногорске. Ранее Министерство обороны заключило с крупной организацией контракт о возведении линии электропередач, а для установки монолитных фундаментов для электрических опор в качестве одного из субподрядчиков был привлечен «Спецтехнострой». Павлу эта компания была хорошо знакома, ведь он долго работал в администрации данной фирмы. Поэтому, когда поехал по своим деловым вопросам в Мурманскую область, по просьбе генерального директора фирмы Владимира Ганина Ушницкий согласился представлять интересы «Спецтехностроя».

«Приезжая в Мурманскую область, я участвовал в оперативных совещаниях, смотрел за ходом строительства, делал свои заключения, вносил предложения для более эффективной работы, решал вопросы со своей техникой, смотрел перспективы, какую ещё технику поставить», - вспоминает Павел Ушницкий.

Следует понимать, что на больших объектах всегда задействовано много компании. Кто-то выполняет работы, кто-то, как Ушницкий, сдаёт технику в аренду, а кто-то поставляет материалы. На объект в Снежногорске бетон поставлял Кольский бетонный завод, которым руководят Казаковы Сергей и его отец Александр. Когда возникла необходимость в выполнении работ по прокладке временных дорог, чтобы завезти технику к местам установки фундаментов электроопор, Казаковы предложили свои услуги и в этой части контракта. Исполнителем стала компания Казаковых «Стройбетон», а их наниматель – «Спецтехнострой». Начало было многообещающим и взаимовыгодным.

«На стадии, когда они предлагали свои услуги, там постоянно находились наши представители, - рассказывает Владимир Ганин, руководитель компании «Спецтехнострой»: - Они ездили на карьер. Он показывал – вот мой карьер, вот мои самосвалы. Всё показывал, давал указания машинистам-трактористам, всё вопросов нет, всё решим».

Скоро сказка сказывается, да нескоро дело делается. После подписания договора начались проблемы.

В середине декабря они резко всё бросают и уходят, не сдав, не предупредив, не зафиксировав, сколько они сделали, - вспоминает Владимир Ганин, руководитель компании «Спецтехнострой» (г. Нижний Новгород). - Ничего. Финансирование их работ было авансами, мы давали авансами. На грубый взгляд, когда они отрабатывали, давали им ещё часть аванса».

На тот момент, как сообщил нам Владимир Ганин, ожидаемые работы сделаны не были. Но оценить выполненные было необходимо. Всю процедуру составления актов знает каждый руководитель.

 «Перед новым годом мы их бомбардируем письмами и просьбами: ребята, давайте посчитаем, сколько вы же сделали. Писали письма: создаём комиссию, - рассказывает Владимир Ганин, руководитель компании «Спецтехнострой» (г. Нижний Новгород). - Ответов не было на это всё. …Ввиду того, что они уехали, они не закончили, мы вынуждены были своими силами обмерять, устранять замечания от заказчика – от нашего заказчика ТДВ, сдавать заказчику дороги, всё это оформлять собственными силами. Остаётся только делать самим».

А дальше началась кутерьма с документами.

«Условно, даже возили с одного карьера, а документы с другого карьера. Лицензию на разработку ископаемых к документам подкладывают – возили в 2016 году, а лицензия от 2017 года, - говорит Владимир Ганин, руководитель компании «Спецтехнострой» (г. Нижний Новгород). - Опять же, без подписей, даже своих подписей не было. Это не исполнительные документы, это набор бумаг».

С карьером, о котором в интервью журналистам «Арктик-ТВ» упомянул Владимир Ганин, история отдельная. Её нам рассказала Эльвира Тарасова, адвокат Павла Ушницкого. Она попыталась выяснить, откуда «Стройбетон» поставлял на объект песчано-гравийную смесь.

Эльвира Тарасова, адвокат: «Когда было выяснено после предоставления в августе 2017 года документов, что были предоставлены заведомо подложный паспорта качества, были предоставлены ложные документы о происхождении этого ОПГС, он не поставлялся из карьера Лавна, о котором говорит Казаков. Об этом говорят все свидетели. И даже ответ из администрации Снежногорска о том, что на автомобили, принадлежащие «Стройбетону», а там есть перечень, которые он использовал для перевозки, не оформлялись пропуска. Учитывая, что карьер Лавна находится за пределами Снежногорска, а работы происходили внутри КПП, вы знаете, переместить миллион, там несколько десятков тысяч кубических метров, по воздуху - это невозможно!».

Этот факт, возможно, играет роль только для администрации ЗАТО и природоохранной прокуратуры, которая, хочется верить, проведёт своё расследование, но является показательным для самой истории, в которой адвокаты нашли слишком много недействительных, подделанных или подложных документов. Но пора рассказать о том самом главном соглашении, которое и вошло в основу уголовного дела. Две стороны: «Стройбетон» и заказчик «Спецтехнострой» собрались и посчитали объём работ, пришли к окончательной сумме. Сначала всех всё устраивало. «Стройбетон» получил оставшуюся сумму. «Спецтехнострой» надеялся, что наконец получит от нанятой компании достоверные исполнительные документы, пока Павел Ушницкий неожиданно не узнал об обвинении в мошенничестве.

Эльвира Тарасова, адвокат: «Они пришли к соглашению и об этом говорит и директор Ганин, и Ушницкий, и Балашов, руководитель проекта. Все люди, которых я опрашивала, говорят о том, что «Стройбетон» предложил сделку Он сказал, что нам достаточно 65 млн рублей. Давайте подпишем документы на эту сумму, если честно говоря, мы будем в расчёте. Так и произошло – было подписано соглашение от 28 августа, где объём выполненных работ был обозначен в районе 47000 кубометров, и сумма в размере 65 млн была полностью оплачена. Обращает на себя ещё внимание и то, что в последующем ни одной претензии по оспариванию объёма работ, подписанного в этом соглашении, «Стробетон» не предъявлял, он сразу пришёл в правоохранительные органы, заявил о хищении, предоставил заведомо подложный акт сверки о том, что он выполнил работ больше, и уголовное дело было возбуждено».

Павел Ушницкий: Якобы я, приехав в августе 2016 года, убедил руководителей компании «Стройбетон» подписать соглашение и тем самым нанёс ущерб в сумме 40 миллионов. Как вообще можно подписанием бумаги нанести ущерб 40 миллионов? Опять же, этот документ составляли юристы «Спецтехнсотроя» и подписывал его генеральный директор компании Ганин, и вообще, ни одной моей подписи в документообороте нет, не существует, потому что у меня не было таких полномочий».

Отметим, что акт сверки был подписан только с одной стороны – Казаковым, и никогда не предъявлялся «Спецтехнострою».

Зато следствие МВД, увидев документ и заявление Казакова, сразу возбудило уголовное дело, обвинив Ушницкого в мошенничестве. Откуда же такая слепая вера заявителю? И почему следствие не даёт оценку вот этим кадрам? (момент уничтожения документов работником «СтройБетона» Полищуком Анатолием. – Ред.). Это те самые акты выполненных работ, которые были включены «Стройбетоном» в акт сверки!

Как пояснил директор Ганин, эти акты по соглашению сторон были подписаны в 2016 году как временные, и после подписания 28 августа 2017 года соглашения об объёме работ стороны договорились их уничтожить. Казаков заверял, что договорённость выполнил, а видео наглядно это подтверждает. Но удивительным образом эти документы Казаковым были воскрешены и оказались в уголовном деле. Странности и на этом не закончились.

Эльвира Тарасова, адвокат: «Ещё при возбуждении уголовного дела и первоначальных следственных действиях Казаковы привлекли к даче ложных показаний своего сотрудника Полищука Анатолия Петровича. Он подтвердил, что присутствовал при подписании соглашения, подтвердил, что якобы Ушницкий обещал в будущем включить эти объёмы в последующие акты и оплатить. Но свою договоренность не сделал.

…Но всё это рассыпалось на очной ставке с Ушницким. На очной ставке Полищук пояснил, что в реальности не присутствовал на подписании документа, поскольку находился в отпуске за пределами Мурманской области. И, конечно, когда вопрос стал, я видела реакцию Ефимчик – она понимает, что он говорит, правда. И говорить неправду он не может, поскольку можно просто запросить авиабилеты».

Стоп! Знакомая фамилия. Следователь Ефимчик! Возвращаемся к другому нашему расследованию – специальному репортажу «БизнесМент – следствие по команде «фас». В редакцию обратился бывший предприниматель Анатолий Шульгин, который однажды из потерпевшего превратился в обвиняемого, в итоге потеряв покой, семью, бизнес и свободу.

«БизнесМент-4». Анатолий Шульгин: «Меня, по-русски сказать, развело наше УМВД… В итоге следователи менялись. И расследовала следователь Ефимчик. Я задавал вопросы, спрашивал: «Вам не стыдно? Вы же видите, что нет состава, вы же понимаете, что преступление мифическое». И она мне честно говорила, что она всё видит, но у меня приказ руководства. Я так понимаю, что это Каширец. Я его выполняю».

Владлен Каширец, врио начальника следственного управления МВД, уже неоднократно становился героем программы «БизнесМент». И одному из героев следователь Ефимчик вполне ясно дала понять, кто дал команду завести уголовное дело. Да и вполне логично, что уголовные дела, которые, складывается такое впечатление, что кому-то очень нужны, просто не могут проходить мимо руководителя следственной части. Мы об этом уже рассказывали в серии редакционных расследований «Специальный репортаж», называя время беспредела в органах МВД «баталовщиной». После наших репортажей Баталов был освобождён от занимаемой должности, а начальником УМВД был назначен Виталий Зайков. Ему досталось проблемное наследство, с которым ещё разбираться и разбираться. Ведь конец беспределу в органах регионального МВД, произволу, следствию по команде «фас» должен быть положен.

ЗАПИСЬ ПО ТЕЛЕФОНУ: Андрей Подшивалов, заместитель председателя Межрегионального профсоюза «Московский профсоюз полиции» в УМВД России по Мурманской области: «В следственной части, насколько мне известно, невозможно возбудить уголовное дело без получения разрешения от руководства. Руководство – это Каширец. И если раньше это был Каширец и Ялалов, то на сегодня у нас в одном лице и ту и другую должности занимает Каширец. Всё через него».

- То есть дело Ушницкого тоже обязательно согласовывалось?

ЗАПИСЬ ПО ТЕЛЕФОНУ: Андрей Подшивалов, заместитель председателя Межрегионального профсоюза «Московский профсоюз полиции» в УМВД России по Мурманской области: «Дело по Ушницкому возбуждали, насколько я помню, в феврале 2018 года. Тогда ещё был Ялалов. Конечно, этот вопрос согласовывался с Ялаловым. Они оба были в курсе. И, учитывая, что дело возбуждено ни в один день, нарабатывался материал. И материал шёл непросто, не складывался. Даже не подписанный акт о многом говорит. Я уверен, что не одно совещание было посвящено вопросу, как уголовное дело возбудить, как достичь желаемого результата. 41 миллион они как-то нарисовали».

И это говорят люди, хорошо знакомые с системой. Андрей Подшивалов,  бывший сотрудник органов внутренних дел, который сегодня вместе с другими коллегами отстаивает интересы экс-сотрудников МВД, уволенных во время баталовщины за нежелание подчиняться античеловечным приказам. С делом Ушницкого профсоюз хорошо знаком и подготовил для телеканала «Арктик-ТВ» аналитическую справку о сложившейся ситуации. Их письмо называется так: «О признаках деятельности на базе УМВД России по Мурманской области организованной преступной группы».

ЦИТАТА ИЗ ПИСЬМА: «В интересах группы на базе ОВД Мурманской области было создано подразделение – в его названии может фигурировать формулировка «по расследованию экономических и серийных преступлений», следователи которого фактически использовались в качестве потенциальных «крайних»… Члены группы по указанию его руководящего звена от СУ УМВД –Ялалова Р.Р. и Каширца В.В., изготавливали от имени следователей данного подразделения процессуальные документы, дающие формальные основания для ограничения конституционных прав, свобод и интересов граждан … Так возбуждались уголовные дела, заключались под стражу люди, налагался арест на имущество и совершались иные процессуальные действия. … Согласно процессуальным документам, решение о возбуждении уголовного дела, о заключении Ушницкого П.Д. под стражу (помещение в СИЗО г.Мурманска) и о наложении ареста на всё имущество Ушницкого П.Д. принимал некий следователь вышеприведенного «чудного» (цитата) подразделения – Стародубов С.А. Однако, как о том указывают обращающиеся, Стародубов С.А. не только никогда не видел Ушницкого П.Д., равно как и не исследовал и не давал положенную по закону процессуальную оценку материалам».

Конец цитаты. А далее выводы о том, что следователь подписывает то, что дадут, попросту, находясь в заложниках у руководства, даже, если территориальность не совпадает.

Эльвира Тарасова, адвокат: «Дело в том, что уголовное дело возбуждено отнюдь не следственным управлением. Оно возбуждено следователем по расследованию преступлений, совершенных на территории Мурманска Стародубовым? И вопрос, как он мог возбуждать уголовное дело по событиям в Кольском районе?».

Адвокат подчеркивает, такое возможно только при личном распоряжении Владлена Каширца. Согласно справки полицейского профсоюза, такие распоряжения, а следом и уголовные истории, не редкость. А потому члены профсоюза и не удивляются, что Павла Ушницкого очень быстро решили арестовать.

ЗАПИСЬ ПО ТЕЛЕФОНУ. Андрей Подшивалов, заместитель председателя Межрегионального профсоюза «Московский профсоюз полиции» в УМВД России по Мурманской области: «Дело, на мой взгляд, имеет все признаки заказного. Есть два момента: момент возбуждения дела и ареста. Возбуждается дело по неподписанному второй стороной акту сверки. Сразу возникает вопрос: как вы возбуждаете дело к экономическим ущербом, не убедившись, что данный ущерб признаёт вторая сторона. Это нонсенс и абсурд. И второе, не только завели уголовное дело, но и арестовали человека, наложили арест на имущество, поместили его в СИЗО. На мой взгляд, цель была одна – под любым предлогом возбудить уголовное дело на интересующую заказчиков сумму, поместить человека в СИЗО и там иметь возможность делать с ним всё, что им вздумается».

Кстати, арест был произведён на основании справки нынешнего начальника отделения, а в тот момент ещё простого оперуполномоченного УБЭП Романа Хромова, который вместе с коллегой Юрием Ломакиным задерживал и конвоировал Ушницкого в Мурманск. В СПРАВКЕ СКАЗАНО, что Павел собирается скрыться. А у него действительно были билеты на море – только на всю семью и в две стороны. Каждый год заботливые родители вывозят своих девочек в южные регионы – это обязательное медицинское назначение.

Жена Ушницкого: «Конец мая, цветение. А у детей жуткая аллергия, у нас астма, и мы приспособились, что нам необходимо выезжать в пик цветения. Здесь у нас не получилось. Эти билеты обернулись против нас. И следователь сказа, что вы нам такой подарок сделали, у нас очень хороший повод вас забрать. И вот день рождения, они не понимали, что папа даже не может позвонить. После дня рождения сели: вот папа сейчас так бы сказал, папа сейчас так бы сделал. Конечно, очень тяжело был».

Мы понимаем, насколько тяжёлым был день ареста и последующие несколько месяцев для семьи Ушницких. Но чтобы докопаться до истины не можем не задавать вопросы, которые позволят восстановить всю хронологию событий.

Павел Ушницкий: «К вечеру меня позвал Мокан и сказал: «Раз вы такой несговорчивый, поедем в Мурманск, там суд примет решение, мы вам переквалифицируем статью на более тяжкую». Дальше меня этапировали, не дали возможность поехать домой, попрощаться с семьей, собрать вещи, средства гигиены. Дальше я находился с оперативным сотрудником».

Стоит ли даже говорить, каким ударом для многодетной семьи Павла стало это событие?!

Оксана Ушницкая, супруга Павла Ушницкого: «Паника, совершенно непонятно, что произошло, смятение. Чтобы понимать, я человек далёкий от системы, не могла отличить следователя от оперуполномоченного, а мне надо было организовывать защиту мужа. Я не понимала, что происходит, он был в двух тысячах километров, куда бежать, за что хвататься. …И поняла, что всё плохо, муж попал в большущую беду и нужно его спасать».

До этого спасать всех было уделом самого Павла. Он человек военный, офицер, прошёл командировки, связанные с риском для жизни, принимал участие в разминировании взрывоопасных объектов. На счету у Павла более 11000 обезвреженных боеприпасов. Возможно, именно этот опыт помог Павлу выстоять и не подписать бумаги, которые буквально подсовывали ему в СИЗО.

Павел Ушницкий: «Давай подписывай, признавайся. Поедешь домой. …Да, по большому, открытым текстом заявляли, что представители правоохранительных органов Мурманской области. Они открытым текстом заявляли, что ты решай все вопросы с Казаковым, мы тебе рекомендуем выплатить эти деньги. От нас ничего зависит».

Если от следователей и оперативников ничего не зависит в расследовании дела, то это уже страшно. Значит, решили всё без суда и следствия. Подтверждение тому бумага, которую Ушницкого заставляли подписать в СИЗО оперуполномоченные Роман Хромов, Юрий Ломакин и следователь Роман Мокан.

Эльвира Тарасова, адвокат: «В июне 2018 года ко мне за помощью обратился предприниматель из Нижнего Новгорода Ушницкий Павел. К тому моменту он был арестован и находился в СИЗО города Мурманска. Ему было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного статьей 159 часть 4, то есть мошенничество в особо крупном размере. Когда я ознакомилась с материалами, выслушала Ушинского, я пришла к убеждению, что состава преступления нет, нет события. А решается спор субъектов между собой. Однако в тот момент проводивший предварительное расследование старший следователь Мокан Роман довольно в агрессивной форме предлагал Ушницкому признать вину и в присутствии адвокатов не стесняясь передавал те документы, которые он должен был подписать, какие дать показания, обещал освободить Ушницкого из-под стражи. Но одним из условий было -  незамедлительное возмещение ущерба».

Оксана Ушницкая, супруга Павла Ушницкого: «Больше всего меня поразило то, когда следователь по телефону мне звонил, и потом, когда приезжал сюда. Насколько он открыто говорил, что ваше дело заказное, вашего мужа делают «козлом отпущения». Заплатите сумму ущерба, пусть он подпишет признательные показания, тогда вы его увидите. И как шарманку это прокручивали. Заплатите сумму. Я говорю: «Скажите, из чего складывается (сумма. - Ред.)?» Они даже не пытались понять. Пришёл потерпевший и сказал, я не знаю, как они решили назначить эту сумму. 2:44:41

Оксана предполагает, что сумму вывели, просто посчитав имущество Павла и его фирмы. И дальше – давление не прекращалось ни на минуту. Всё имущество Павла арестовали, а его адвоката пытались вывести из игры. Видимо, уж слишком активно она защищала интересы и права Ушницкого. Но этот ход не удался.

Во всей этой связи не удивительно, что следователи и оперативники старались нащупать слабые места Ушницкого, а не слабые места самого уголовного дела. Об этом говорят и свидетели, которых допрашивали по делу.

Отвечает Дмитрий Грибов, экс-сотрудник ООО СК «Спецтехнострой»:

- На ваш взгляд, опергруппа, которая приезжала, его что больше интересовало? Личность Ушницкого или суть дела?

- Там именно личность Ушницкого. У меня несколько раз спрашивали, а что он за человек. На что я сказал, что я знаю Павла с лучшей стороны, умнейший человек, инженер, кадровый военный, офицер. …Но их это не интересовало

…Это было очень похоже на то, что мои показания пытались подвести под какие-то непонятные вещи, чтобы, ну, вроде, мои слова, а говорят о другом. Выглядело так, что мои слова пытаются подогнать под другие непонятные рамки».

Во время допроса Дмитрия Грибова удивило несколько фактов. Правоохранители будто советовались по телефону с человеком по фамилии Казаков, вели себя вольготно и по виду в финансовом плане ни в чём себе не отказывали.

Дмитрий Грибов, экс-сотрудник ООО СК «Спецтехнострой»: «Позвали они меня к гостинице «Азимут». Жили они там. Это в Нижнем Новгороде дорогая гостиница, в самом центре. Меня позвали туда и допрашивали прямо в моем автомобиле. Я название фирмы «Стройбетон» вспомнил в ходе допроса, когда сотрудник меня допрашивал и я говорю, что  там была фирма, которая строит дороги и она аффилирована с Кольским бетонным заводом и я не помню её названия. А он прямо при мне позвонил Сергею Казакову, с ним все моменты проговорил, сказав, что это фирма «Стройбетон». Да, «Стройбетон». Тогда я и запомнил название этой фирмы».

Кстати, про жизнь на широкую ногу. Ещё одна деталь дополняет всю картину.

Павел Ушницкий: «На одном из сотрудников, который приходил ко мне с обыском домой, оперативный сотрудник из Мурманска, на его руке были часы швейцарской фирмой. Я в своё время про это что, что стоимость таких часов в пределах 10-12 тысяч долларов».

Пока Павла Ушницкого удивляли дорогими аксессуарами и беспринципностью в проведении допросов, всячески пытаясь заставить подписать признательные показания и отыскать скелеты в его шкафу, адвокат добилась освобождения подзащитного из-под стражи. И большую роль в этом сыграл уполномоченный при Президенте России по правам предпринимателей Борис Титов. Он поручил провести экспертизу, широкое обсуждение и принять меры в защиту предпринимателя.

Александр Хуруджи, уполномоченный по правам предпринимателей, заключенных под стражу в РФ: «Это явно носит признаки перевод гражданско-правовых отношений в уголовную плоскость. И наш взгляд подтвердила экспертиза, которую проводил независимый эксперт «Бизнес против коррупции». Я встретил впервые такое единодушие всех экспертов – присутствовало несколько омбудсменов – и нижегородский и мурманский. И все сходились в одном: явный заказ на то, чтобы поместить человека в СИЗО. И наше было заключение против его заключения под стражу. И я рад, что после обращения Бориса Титова в генпрокуратуру в защиту Ушницкого услышал суд и избрал меру пресечения более мягкую, а в последствии в виде залога».

Александр Хуруджи во время прямой линии с Владимиром Путиным, Президентом РФ», обращал его внимание на проблему уголовного преследования предпринимателей. К сожалению, таких примеров в России хватает. И цель этих уголовных дел – не торжество закона. Их заводят по указке, чтобы запугать, отобрать, обобрать. Уполномоченный по правам предпринимателей, заключенных под стражу, ситуацию с Павлом Ушницким считает характерным примером давления на бизнес.

Участие высокопоставленных экспертов и построение тактики защиты сегодня позволили Павлу быть рядом с семьёй. Он не сломлен, не раздавлен, только сердце сжимается, когда видит глаза детей, молча спрашивающих: «А ты не уйдешь больше, папа?».

И глядя в эти глаза, Павел Ушницкий делает всё, чтобы отстоять свои права. Одним из таких шагов стало обращение к Борису Титову и целый перечень обращений в прокуратуру. Защита пока ждёт ответов и готовит новые обращения и не только о нарушениях при расследовании, но и о наличии коррупционной составляющей в работе следственного управления МВД - в Федеральную службу безопасности.

Комментарии

Размещается только после ознакомления сотрудником редакции.
№ 101.10.19 17:34 - КатеринаКакой балабол ваш ушницкий.
-

Новости муниципалитетов

-

Последние комментарии

Д.О. Вернер
09.08.20 12:15
Хорошая информация. Красивый дом. И чего губернатор и мэр в нём не живут?
Вэлл
07.08.20 10:27
В этом наша беда. Даже заключив ГПХ надо признавать что между работником и работодателем есть трудовые отношения. А не так как гастарбайтеры с местной пропиской.
Д.О. Вернер
31.07.20 12:20
Войди туда, сними противогаз, вдохни полной грудью и "открой для себя город-порт" - "На Севере жить!" Ещё вдох-выдох, слушайте меня, Вам становится легко, глаза закрываются, Вы погружаетесь в сон...
Комментарий к новости:Открой для себя город-порт!
-

Календарь

ПнВтСрЧтПтСбВс
272829303112345678910111213141516171819202122232425262728293031123456
-Скоро в эфире09:25«Страна 03». Художественный сериал, 10 серия (16+)10:20«Страна 03». Художественный сериал, 11 серия (16+)11:15«Международные новости». Информационная программа (12+)
-

Погода

-

Наш регион-51

-Нам интересно Ваше мнение
28.07.20: Учёные прогнозируют вторую волну заражений коронавирусом осенью. Как вы относитесь к тому, что власти страны повторно введут режим ограничений?Проголосовало: 743 человека