Аналитика (18+)18.12.13 11:21

Некуда нести цветы

Сегодня, 18 декабря, вторая годовщина со дня гибели экипажа «Кольской». До сих пор тех, кто молчит о произошедшем, остается больше, чем тех, кто готов об этом кричать. Среди последних - Наталья Дмитриева, дочь капитана Михаила Терсина, чьи слова: «Как бы эта буксировочная операция не превратилась в спасательную», - оказались пророческими.

Минуты и года

18 декабря 2011 года:

02:24 (мск) ­ с плавучей буровой «Кольская» получен сигнал «SOS».

03:00 ­ региональное управление Гидрометцентра сообщает: «Сейчас в Охотском море шторм. В квадрате бедствия высота волн до шести метров, скорость ветра до 20 метров в секунду».

05:45 ­ плавучая буровая платформа «Кольская» перевернулась.

08:30 ­ удалось спасти девять человек, которые находились на буровой платформе.

09:20 ­ с платформы «Кольская» удалось спасти ещё 5 человек.

09:42 ­ по факту аварии на буровой платформе в Охотском море возбуждено уголовное дело.

22 декабря 2011 года в связи с приближением в район поиска глубокого циклона и потерей надежды на спасение потерпевших поиски были прекращены.

Всего было спасено 14 человек, найдено 17 тел погибших. Остальные 36 человек считаются пропавшими без вести.

Наши дни…

Родственников погибших найти оказалось несложно. Два года назад они, оказавшись в информационном вакууме, пытаясь узнать хоть что­то о своих близких – погибших, спасенных, без вести пропавших, – объединились в социальных сетях. Им помогла Наталья Попова ­ женщина, которая не знала ни одного человека, работавшего на буровой, которая не потеряла в страшной трагедии мужа или отца, просто она переживала всё случившееся вместе с теми, для кого отчаянное ожидание стало адом. «Незнание страшнее всего», ­ говорит Наталья. А два года назад, сразу после трагедии, она создала группу и объединила родственников моряков и всех неравнодушных.

«Я видела, что люди не могут ничего понять, им никто ничего не говорит, ­ рассказывает Наталья. ­ И решила их объединить. Они стали общаться, узнавать друг у друга подробности последних дней жизни своих родных, детали произошедшего. В феврале прошлого года мы вышли на митинг, собирали подписи за возведение памятника погибшим у мурманского маяка». Кстати, мемориал так и не поставлен, и, по сути, родственникам тех, кто числится пропавшим без вести, сегодня, в годовщину со дня трагедии, некуда нести цветы…

Следствие завершено: точка или многоточие?

5 ноября этого года следствие рапортовало о завершении расследования гибели «Кольской».

Обвинение в окончательной редакции предъявлено исполняющему обязанности главного инженера АМНГР Леониду Бордзиловскому и исполняющему обязанности заместителя генерального директора по безопасности мореплавания Борису Лихвану. По версии следствия, платформа затонула из­за превышения допустимой скорости буксировки, которую не предотвратили должностные лица.

На следующий день выводы следствия прокомментировала дочь капитана Терсина Наталья Дмитриева: «Руководители компании, которые приняли безумное решение буксировать старую, ржавую платформу в зимний шторм, на борту которой находились 67 человек, избежали всякой ответственности. Это директор и заместитель директора АМНГР ­ Мелехов и Васецкий. Ответят ли перед законом их заместители ­ тоже неясно. Может быть, их сделают «крайними», чтобы выгородить начальство, а ещё вероятнее, переложат всю вину на погибших и на том дело закроют. Следствие при этом идёт по пути наименьшего сопротивления, предпочитая не говорить об ужасающем техническом состоянии платформы ещё до начала бурения».

А вот что написала Ольга Смирнова, у которой на «Кольской» погиб отец: «11 декабря 2013 года всех потерпевших, проживающих на Сахалине, собрали в транспортной прокуратуре для того, чтобы мы подписали ряд документов. Встречался с нами Соломахин Петр Сергеевич, видим мы его в первый раз. Суть встречи такова: нас попросили подписать заявления о том, что мы не желаем знакомиться с постановлениями о назначении судебных экспертиз, заключениями экспертов в рамках расследования уголовного дела. Объясняя это тем, что мы потом ознакомимся с материалами дела, в которое будут входить экспертизы. После этого предлагалось подписать следующее заявление, где прописано, что нас уведомили об окончании следствия и мы уже желаем ознакомиться с материалами... При разговоре применялись словесные методы давления, уверяя нас, что действуют в рамках закона».

Этот пост Ольга Смирнова опубликовала в группе памяти погибшим на «Кольской» в социальной сети «ВКонтакте». Жители Сахалина ­ не единственные, кому предлагали подписать такие же бумаги. До сих пор для родственников в деле остаётся больше вопросов, чем ответов.

«К сожалению, у нас пока нет доступа к материалам уголовного дела, ­ подтверждает мне Елена Богуш, жена пропавшего без вести старшего механика Ильи Карташева. ­ Но дело не только в них, кое­что было изначально изъято, например, телефонные переговоры «Кольской» с Мурманском, из которых было бы ясно многое. Скажем, запрещали ли давать сигнал «SOS» из Мурманска, или Терсин уверил руководство, что ситуация не критическая. Есть много вопросов, которые остались вне внимания следствия».

Когда следователи были в Мурманске, дать пояснения журналистам они тоже отказались. Складывается впечатление, что в деле стоит не точка, а многоточие.

Родственники пропавших без вести ­ за возобновление поисков

На первый взгляд кажется нереальным самостоятельно пройти 120 километров по пескам, каменным завалам, через переправы, скальные стены и бамбуковые двухметровые заросли в поисках хоть каких­то предметов с буровой платформы «Кольская». Но родственники пропавших без вести это сделали. За две недели в августе 2012 года всего три человека прошли огромное для пешей прогулки расстояние по северному побережью полуострова Медвежий на острове Итуруп. Ничего найти не удалось.

О других попытках поисков рассказал Дмитрий Свистунов ­ сын судового врача на «Кольской» Николая Свистунова, пропавшего без вести: «Официальные поиски были прекращены на пятый день и больше никогда не возобновлялись! Позже родственники пропавших без вести организовали самостоятельные поиски. Мы сделали это, потому что никто не мог нам объяснить, куда могли деться 36 человек. Перед тем, как «Кольская» перевернулась, все покинули внутренние помещения, и все были одеты в гидрокостюмы, а многие и в спасательные жилеты поверх. Мой отец был одет и в костюм, и в жилет, то есть, даже если он погиб, то его тело не могло утонуть! Нескольких человек из экипажа «Кольской» видели живыми в воде, но позже их не обнаружили ни среди живых, ни среди мёртвых! К тому же, с телефонов двух пропавших без вести были получены странные смс­сообщения (телефонная компания объяснила родственникам, что это служебные смс­сообщения и означают они, что телефон снова зарегистрировался в сети. – Ред.).

Деньги на аренду вертолёта были собраны самими родственниками, а также выделены норвежскими нефтегазовыми профсоюзами. К сожалению, облёт побережья Сахалина ничего не дал. Но нашей основной целью были Курильские острова (особенно Уруп), потому что течение и ветер были именно в ту сторону, и к тому же пустую спасательную шлюпку с «Кольской» нашли именно на Урупе.

Но вертолёт для поисков на Урупе нам не дали арендовать! На Итурупе (соседний остров) у пограничников есть вертолёт Ми­8, они могли и были согласны сдать его в аренду. И деньги у нас были. Но им нужно было разрешение от начальства из Хабаровска. Мы связались с начальством, получили добро! И вдруг через пару дней звонок ­ им приказ из Москвы: вертолёт для этих целей не давать! Вот именно для этих целей! До сих пор не знаем, что это было!

На деньги, которые предназначались для аренды вертолёта, мы заказали спутниковые снимки побережья Урупа. Не самый хороший вариант ­ и дорого, и со всеми проволочками снимки были сделаны поздно, лишь в сентябре 2012, то есть, через 9 месяцев после трагедии, но выбора у нас не было. Ну, в общем, на снимках мы тоже ничего не обнаружили. В одном месте, правда, виден продолговатый оранжевый объект в воде у самого берега. Но по размерам он несколько больше, чем шлюпка с «Кольской», и уж точно больше плота.

На этом всё и кончилось, ­ подводит итог Дмитрий. ­ Теперь не осталось ни денег, ни возможности убедить кого­либо в необходимости поисков...».

Вы знаете, есть чем­то похожая история. Не прошло и года с момента гибели «Кольской», как в другой части Охотского моря затонул сухогруз «Амурская» и пропало 10 моряков. Там родственники тоже организовали самостоятельные поиски и даже нашли плот и жилеты с сухогруза на одном из островов! Но на этом всё и остановилось. Будто кто палки в колёса вставляет...

Комментарии

Размещается только после ознакомления сотрудником редакции.
-

Новости муниципалитетов

-

Последние комментарии

Константин Петрович
18.05.24 12:44
Камеры видеонаблюдения не повышают безопасность граждан, а только помогают силовикам найти быстрей преступника. Да, и то ошибки при этом происходят.
-

Календарь

ПнВтСрЧтПтСбВс
29301234567891011121314151617181920212223242526272829303112
-Скоро в эфире14:00Мультфильмы (0+/6+)14:30«Пернатые Друзья». Полнометражный мультфильм (6+)15:55«Проще говоря». Тематическая программа (12+)
-

Наш регион-51